Что нужно говорить в суде при лишении прав: Как самому защитить — вести себя в суде при лишении прав: что говорить делать чтобы вернуть водительские права

Содержание

Как самому защитить — вести себя в суде при лишении прав: что говорить делать чтобы вернуть водительские права

Итак, вы хорошо изучили материалы своего дела, оценили доказательства и подготовили необходимые документы для суда. Теперь идем в суд и защищаем себя самостоятельно.

Порядок рассмотрения дела или как вести себя на суде

Вы должны внешне хорошо выглядеть и придти в суд в точно назначенное время. Не забудьте взять с собой  ручку, тетрадку, подготовленные письменные объяснения в двух экземплярах и ходатайство о приобщении объяснения к делу.

Если уверены на 100% в том, что ПДД не нарушали, а имеется автоподстава и на вас сотрудник ГИБДД незаконно составил административный материал, приглашайте на суд представителя СМИ. При выигрыше дела для них будет хороший материал. Судебный процесс открытый и они могут присутствовать при рассмотрении дела. Да и судья будет вести себя как положено и рассмотрит дело объективно.

Лишение прав защита в суде

Расслабьтесь и ведите себя спокойно и уверенно, на вопросы отвечайте стоя.

К судье обращайтесь «Ваша честь» или «Уважаемый суд». Вас не должно ввести в заблуждение хорошее расположение судьи, оно может быть обманчивым. Строго придерживайтесь той позиции, что изложено в объяснении.

Перед началом судебного процесса судья разъяснит вам ваши права и поинтересуется, имеете вы какое-нибудь ходатайство или нет и вы должны заявить, что заявляете ходатайство о приобщении письменного объяснения к материалам дела и вручайте ходатайство вместе с объяснением. После этого изложите свою позицию защиты, можете сообщить устно, а если в чем-то неуверенны, то можете прочитать своё объяснение.

Судья будет задавать вопросы по каждому протоколу или акту, отвечайте не спеша, и представляйте свои доказательства о невиновности или о нарушении порядка процессуального производства, то есть укажите на нарушения, допущенные сотрудником ГИБДД.
Не теряйтесь, сразу же захватывайте инициативу и логически грамотно, не сбиваясь, доказывайте свою правоту. Только так можно победить, и не иначе.

Заявите ходатайство об исключении того или иного документа из базы доказательств и не спешите, пусть судья удовлетворит ваше ходатайство или отклонит.

В суд, как правило, вызывают в качестве свидетелей сотрудников ГИБДД и на их показаниях судья обычно старается построить своё обвинение. Тут больше играет субъективный фактор. Вот здесь вы должны наступать на инспектора ДПС, указывать на его нарушения при составлении административного материала, и никогда не оправдывайтесь.

Задавайте заранее приготовленные вопросы, старайтесь разрушить позицию инспектора, а не доказывать свою правоту. Ставьте его в тупик своими вопросами, вы ведь были на месте составления административного материала и помните, что там происходило. Действуйте напористо!

Если будете молчать, вести себя как ягненок и не нападать, дело проиграете

Все обвинения следует отвергать и требовать разъяснений по каждому документу. Никогда не соглашайтесь с наказанием. Поэтому всегда будьте уверенным и ссылайтесь на нарушения закона при оформлении документов.

В протоколах имеются исправления, и инспектор ссылается на небрежность или техническую ошибку? Или не внесены необходимые сведения? Требуйте признать эти документы недействительными, так как имеются нарушения закона.

Когда с инспектором решите вопрос в свою пользу и на все вопросы судьи дадите исчерпывающие ответы, заявите ранее подготовленное письменное ходатайство о вызове в суд свидетелей и понятых, при этом уточните, что затягивать сроки рассмотрения дела не собираетесь, а хотите свои объяснения подкрепить показаниями свидетелей.

Со всей серьезностью надо относиться к доказательствам, которые документально подтверждают вашу правоту.

Если вы не в силах представить необходимый документ, то надо заявить ходатайство в суд о запросе этого документа из соответствующего органа и одновременно ходатайствовать об отложении слушанья по делу пока документ не поступит в суд. Порой суды отклоняют такие ходатайства, и это даёт вам право обжаловать определение суда в вышестоящий суд.

Имейте в виду, что в ходе судебного процесса могут возникнуть такие обстоятельства, которые могут поставить вас в тупик.

Не идите ни на какие компромиссы с судьей, который может предложить меньше наказание, так как вы не можете предвидеть последствий. Как только вы признаете вину, судья сразу же лишит вас права на управление транспортным средством.

Заявляйте ходатайство о переносе рассмотрения дела на более поздний срок с мотивировкой о том, что представите в суд дополнительные доказательства. Потом в спокойной обстановке всё проанализируете и может, придется поменять в какой-то части линию защиты. В этом случае готовите новые документы для суда.

В крайнем случае, если судья откажет вам в отложении дела, заявите письменное ходатайство о переносе рассмотрения дела в виду того, что вы нуждаетесь в юридической помощи и намерены обратиться к юристу, сошлитесь на ст.46 Конституции РФ и ч.1 ст.25.1 КоАП РФ. Такая тактика всегда помогает, и судья перенесет слушание дела на более поздний срок. Эта передышка поможет вам подготовиться к следующему судебному заседанию. А заключать соглашение с юристом или нет, вы решите в ходе подготовки новых доказательств и выборе позиции защиты.

В том случае, если всё же судьей будет вынесено постановление о лишении вас прав на управление транспортным средством, не отчаивайтесь.

Необходимо в течение 10 дней после получения постановления подать жалобу в районный (городской) суд. Заметим, что жалоба госпошлиной не облагается (ст.30.2 КоАП).

Как выиграть суд по лишению прав?

У автолюбителя, который сильно «накосячил», могут временно изъять водительское удостоверение. По действующему законодательству лишать автовладельца водительских прав может только суд.

Логично, что многих водителей интересует, можно ли выиграть суд у сотрудников ГИБДД, и остаться со своим документом. Мы рассмотрим, как нужно вести себя в суде, и какая стратегия защиты поможет вам победить самостоятельно.

Содержание статьи

Правильный настрой залог успеха

Автоюристы, специализирующиеся на делах по лишению водительских прав, озвучивают следующую статистику: мировые судьи, которые являются первой инстанцией по рассмотрению административных дел, приблизительно в 95% случаев лишают автолюбителей удостоверения. Вышестоящая судебная инстанция, часто выносит оправдательные решения.

Таким образом, автоюристы настоятельно рекомендуют водителям обжаловать судебные вердикты в вышестоящем суде.

Автовладельцы имеют только 10 дней после принятия решения по делу для его обжалования. На протяжении этого времени необходимо получить на руки постановление суда и подать жалобу в районный или городской суд.

Водители, вполне, могут самостоятельно себя защитить. Для этого необходимо хорошо изучить материалы своего дела, оценить доказательную базу, выработать стратегию защиты и подготовить все необходимые документы для суда.

Также, очень важен настрой и поведение в зале суда. Если вы почувствуете, что вам необходим профессиональный адвокат, то его можно привлечь на любом этапе судебного разбирательства.

Мелочей в суде не бывает

Судебное заседание – это действие, которое происходит по своим устоявшимся писанным и «не писаным» правилам. Для того чтобы стать победителем в любой игре необходимо изучить ее правила, а потом им следовать.

Во всем мире принято посещать судебную инстанцию в деловом стиле одежды. Не стоит одевать косуху и бандану, потому, что так вам удобно.

Естественно, никто не требует, чтобы вы приходили в костюме тройке с бабочкой, шляпой и тростью. Если вы не носите галстуки, то отправляйтесь без него. Ваша задача выглядеть строго и опрятно. Второе важное условие – прийти вовремя. Никогда не опаздывайте. Такое поведение рассматривается, как неуважение к суду.

Лишение водительских прав — порядок назначения наказания

Лишение прав — такое строгое наказание применяется в отношении водителей, которые совершили определенное нарушение действующих правил дорожного движения. При этом закон устанавливает разные сроки, на которые производится лишение водительского удостоверения – от нескольких месяцев и до нескольких лет. Чтобы не остаться без прав на длительное время, следует четко знать, за какие именно нарушения предусмотрена такая мера наказания, как на практике происходит изъятие в/у.

Обо всех этих важных моментах будем говорить в статье ниже, а также расскажем о важности получения своевременной юридической помощи в ситуациях, когда грозит изъятие прав.

Нарушения, за которые положено наказание в виде лишения прав

КоАП РФ предусматривает довольно обширный список правонарушений, за совершение которых назначается лишение прав. Однако чтобы водителя лишили прав на практике за определенное неправомерное деяние, важно чтобы факт его совершения был зафиксирован и оформлен надлежащим образом сотрудниками дорожной полиции.

ВАЖНО ЗНАТЬ: Если нарушение было зафиксировано не сотрудником Госавтоинспекции, а камерой, осуществляющей видеофиксацию и работающей в автоматическом режиме – лишение в/у как мера наказания не применяется. В подобных обстоятельствах в качестве меры воздействия применяются штрафные санкции.

Виды нарушений, за которые могут лишить возможности управлять автомобилем делятся на определенные категории по типу применяемой меры воздействия.

Лишение водительского удостоверения, как единственный вариант наказания

Столь суровая мера воздействия выбирается для лиц, совершивших:

За перечисленные неправомерные деяния назначается не только лишение прав, но и дополнительное наказание – например, уплата крупного денежного штрафа.

Однако важно знать, что есть проступки, в которых лишение водительского удостоверения не является единственной мерой воздействия и может быть заменено штрафом, административным арестом и иными видами наказания. Так, например, еще недавно за выезд на встречную полосу движения водителя ждало однозначное лишение в/у, но после внесения в закон определенных корректировок стало возможным применение менее строгой альтернативы в ряде случаев, а именно – выплаты денежного штрафа.

Основания и порядок процедуры изъятия в/у регламентируются не одним нормативно правовым документом, а целым набором актов, в числе которых не только статьи КоАП и ПДД, но также статьи УК РФ, Федеральный закон No229, No196, регламент МВД, Указ Президента. При оформлении протокола, судебном рассмотрении дела будут применяться статьи из разных законов РФ.

Чтобы понять, законно ли лишили прав водителя в конкретной ситуации или нет – следует не просто знать текст данных нормативных актов, нужно иметь представление об их применении на практике. Обычному человеку разобраться с этим не под силу, а потому при возникновении ситуации, в которой вас могут оставить без водительского удостоверения на длительный срок — следует незамедлительно обратиться за помощью к компетентному юристу!

Кто и как может лишить права управлять автомобилем?

Как водителю не лишиться прав в суде за пьянку и выиграть дело?

Вождение машины в состоянии алкогольного опьянения – довольно серьезное нарушение. Чтобы понять, как гражданину не лишиться в суде прав за пьянку, необходимо знать, на что стоит обратить внимание при рассмотрении деталей.

 

Можно ли избежать лишения прав?

После вождения машины в нетрезвом виде, водитель может лишиться возможности сесть за руль в течение 1,5-2 лет. Следует понимать, что наказание предусмотрено и в том случае, когда происходит передача управления пьяному человеку. Лишают удостоверения на срок не более 24 месяцев лишь при первом проступке.

Дело рассматривается в судебном порядке. Подозреваемому необходимо явиться в районный суд или же по месту регистрации. Иногда правонарушение происходит в чужом городе. В таком случае человеку необходимо явиться на разбирательство по месту совершения проступка.

С лишением удостоверения, у гражданина есть возможность оспорить судебное решение. Однако попытаться вернуть права возможно всего один раз. Решение при апелляции оспорить нельзя.

Если нарушение случается не впервые, гражданин не сможет водить транспортное средство в течение 3 лет.

Правильные действия

Знания о том, как вести себя в апелляционном суде при лишении водительских прав за пьянку, помогают снять обвинение. Следует понимать, что в такой ситуации судья будет не на стороне правонарушителя. Поэтому совершившему проступок потребуется участие в деле профессионального адвоката.

Сперва необходимо проанализировать доказательства. Специалисту потребуется изучить копии документов.

Рекомендуется обратить внимание на:

  • протокол об отстранении от вождения транспортного средства;
  • акт медосвидетельствования и результаты его исследования;
  • протокол, который заполняется при правонарушении;
  • рапорт инспектора ГИБДД, составившего акт;
  • протокол, который заполняется при направлении на медосвидетельствование.

Документ об отстранении от управления автомобилем – основной элемент дела при административном нарушении. В нем указываются причины, по которым шофер был лишен возможности водить машину, данные о понятых, а также проставляются подписи всех участников.

Человек может остаться без свидетельства лишь в том случае, если была доказана его вина. При отказе водителя от медосвидетельствования, сотрудник госавтоинспекции заполняет соответствующий бланк на месте, где был остановлен правонарушитель. В этом случае необходимо обязательное участие двух понятых.

Чтобы найти выход из сложившейся ситуации и сохранить удостоверение, человеку нужно вспомнить о подробностях освидетельствования.

Во время того, как проходит суд по лишению гражданина водительских прав за алкогольное опьянение, изучаются все детали дела. Большое значение имеет также кто принимал участие в освидетельствовании и видели ли понятые саму процедуру проверки с помощью алкотестера. Некоторые работники ГИБДД просто привлекают свидетелей для того, чтобы они поставили подписи. Задача адвоката заключается в поиске зацепок, которые позволят клиенту избежать наказания, поэтому следует обращать внимание на все мелочи.

Подробности дела помогают гражданину сохранить водительское удостоверение. В акте следует сверить данные распечатки алкотестера и цифровые показания. Если информация не совпадает, существует вероятность избежать лишения.

Чтобы сохранить водительское удостоверение, нужно обязательно проверить, какой прибор использовался при освидетельствовании. У алкотестера должен быть сертификат. Устройство необходимо регулярно калибровать. Если аппарат давно не проходил проверку, полученные показания можно обжаловать.

Медицинское освидетельствование

В том случае, когда работник госавтоинспекции направляет шофера на освидетельствование, в протоколе указываются основания, которые послужили поводом обратиться в медицинское учреждение.

Причин обычно две:

  • человек отказывается проходить тест на месте;
  • водитель не согласен с результатами.

Есть еще одна причина, по которой работники ГИБДД направляют граждан на медосвидетельствование. Так происходит в тех случаях, когда специальный прибор показал отрицательный результат, но при этом у человека отмечаются характерные признаки опьянения. В стационарных условиях можно точно определить состояние подозреваемого.

Задача адвоката проверить законность направления гражданина на освидетельствование. Нужно сопоставить причину, которая указана сотрудником с записью в копии протокола. Если человека отправили в стационар, но при этом он был согласен пройти тестирование на месте, медосвидетельствование считается незаконным.

Что необходимо знать о медицинском освидетельствовании?

При прохождении теста в медицинском учреждении заполняется соответствующий акт. Составлять документ может только врач, который проверяет подозреваемого на трезвость. В противном случае акт считается недействительным.

Медработник в обязательном порядке проходит специальную подготовку каждые 3 года. Согласно приказу Министерства здравоохранения врачу выдается свидетельство, подтверждающее его компетентность. При освидетельствовании, дата выдачи этого документа проставляется в акте.

Свидетельство врача действует в течение трех лет. В том случае, если оно недействительно, данные, полученные во время тестирования подозреваемого, не имеют силы. В такой ситуации у гражданина также есть шанс вернуть права.

Протокол о нарушении

После освидетельствования составляется протокол о нарушении. Его необходимо также скрупулезно изучить и обратить внимание на то, где составлен документ. Действительно ли в протоколе указывается адрес, по которому водителя остановил инспектор?

Нужно также проверить, все ли участники процедуры внесены в документ. Если в протоколе есть какие-то несоответствия, гражданин может смело подавать запрос и вызывать свидетелей в апелляционный суд.

Есть еще один способ вернуть удостоверение. Водитель может доказать, что на него давили психологически и получили объяснение путем обмана. Однако подтвердить применение прессинга довольно сложно.

могут ли сотрудники ГИБДД лишить водительского удостоверения?

Срочно нужна помощь юриста? Звоните бесплатно по номеру 8(800)350-23-68

В материалах на нашем сайте мы стараемся охватить максимум возможных ситуаций, чтобы, прибегнув к услугам автоюриста, человек точнее понимал происходящее с его делом. При этом в каждой теме есть конкретные случаи, требующие отдельных пояснений.

Очень часто в адрес нашего сайта «Юрист-консультант» приходят вопросы о правомерности лишения прав на управление ТС. Основные из них связаны с возможностью изъятия водительского удостоверения без суда. Мы обратились к нашему постоянному эксперту, чтобы прояснить ситуацию во всех подробностях.

Дмитрий Константинович

Эксперт сайта «Юрист-консультант»

Задать вопросС юридической точки зрения необходимо четко различать два понятия:
  • Отстранение от управления ТС.
  • Лишение права управления ТС.

С одной стороны, для водителя оба случая означают невозможность управления машиной. Но с другой, отстранение может носить краткосрочный характер, и длиться до устранения причин. Лишение же может быть долгосрочным, сопровождаться штрафом, другими наказаниями, а возврат прав в этом случае предполагает сложную процедуру.

Отстранение от управления ТС

КоАП РФ приводит целый перечень случаев, когда отстранение от управления возможно. Чаще всего используются следующие статьи:

Отстранение вправе проводить сотрудник ГИБДД, выявивший нарушение. Право управления восстанавливается с момента устранения оснований для отстранения.

В нынешних версиях законодательных актов отстранение от управления ТС не равно изъятию водительского удостоверения. Раньше подобное практиковалось, однако сейчас забрать права сотрудник ДПС не может.

После верного оформления произошедшего (пример процедуры по лишению прав за пьянку можно посмотреть здесь), отстранение может быть осуществлено путем:

  • Передачи управления лицу, обладающему таким правом, и находящемуся в доступности. Разумеется, при согласовании с собственником ТС.
  • Эвакуация на штрафстоянку.
  • Блокировка на месте.

Является ли отстранение лишением прав? С юридической точки зрение — нет. Это временная мера, устранимая вместе с причинами. Однако фактически многое зависит от серьезности нарушения. Посмотрите на два расхожих примера, и поймите разницу:

  1. Водитель забыл дома документы на ТС, был остановлен сотрудником ГИБДД и отстранен от управления. Машину отправили на штрафстоянку. На такси водитель добрался домой, взял документы, и забрал авто со стоянки, оплатив услуги. Отсутствие документов – основание для отстранения, предъявление документов – основание для прекращения отстранения.
  2. Водитель был определен как пьяный за рулем. ДПС произвело актирование, протоколирование, освидетельствование и отстранило его от управления ТС. Протрезвев, может ли водитель забрать машину и сесть за руль? Здесь ответ уже не так однозначен, т.к. далее дело будет передано в суд, который будет рассматривать вопрос о лишении прав.

Я специально не стал подробно описывать второй случай, т.к. о похожих ситуациях и пойдет речь далее.

Лишение прав

Лишение права управления ТС возможно исключительно судебным решением. Существует четкий перечень нарушений, санкциями за которые может быть лишение прав.

С юридической точки зрения, только наказание, установленное судом, является лишением прав. Однако, если бы все было настолько однозначно, данное объяснение не понадобилось бы. Надо ответить на главный вопрос:

Могут ли лишить водительских прав без суда?

Будем рассматривать ситуацию и с точки зрения юридических норм, и с учетом обычных обстоятельств. Мы уже выяснили, что юридически лишение устанавливает только суд. Разобрались, что отстранение от управления может произвести и сотрудник ДПС (ГИБДД) до суда и без суда. Остается разобраться, может ли человек управлять автомобилем с момента устранения оснований для отстранения и до момента вынесения решения судом.

Посмотрим на один из самых сложных случаев – водитель остановлен в состоянии опьянения. Как правило, временна́я последовательность событий такова:

  1. Фиксация нарушения и отстранение от управления.
  2. Передача дела в суд – в течение 3 суток.
  3. Судебное рассмотрение – не более 2-х месяцев с момента происшествия.

Отрезветь, т.е. устранить основания для отстранения от управления ТС, водитель может через короткое время. Судебное решение может появиться более чем через 2 месяца. Можно ли управлять автомобилем в этот период?

Да, можно. Однако не в каждом случае. Исключения рассмотрим в следующем разделе.

Итак, ответ на вопрос «Возможно ли лишение прав без суда» мы получили – лишить не могут, а отстранить только до момента исчезновения оснований. Теперь посмотрим на ситуацию под несколько иным углом:

Могут ли лишить прав до суда?

Опять же, с юридической точки зрения, лишение возможно исключительно по судебному решению. Но не так давно в УПК РФ была принята статья 105.1, согласно которой, суд, еще до вынесения решения, имеет право наложить запрет на определенные действия подозреваемого / подсудимого. Такими действиями может быть и право на управление ТС.

Получается, что потерять возможность управления автомобилем можно и до судебного решения о лишении прав. Однако это должно быть сделано судьей в установленном порядке, и применяется далеко не в 100% случаев. Часто связано с серьезными последствиями от правонарушения.

Спорные ситуации о лишении прав без суда

Очень коротко поясню еще одну ситуацию, которая вызывает много вопросов и непониманий, связанных с лишением водительских прав без суда. Не так давно СМИ раструбили о планируемом принятии нормативных актов, якобы позволяющих лишать прав и без суда, и даже без нарушений. Страшно? Не пугайтесь.

Суть вот в чем. Действительно, законодатели планируют перевод медицинских справок полностью в электронный формат. В этом случае, если медики запретят водителю управление ТС, то информация автоматически станет известна сотрудникам МВД, и действительность ВУ будет приостановлена.

Однако пока не стоит серьезно зацикливаться на этой проблеме. Во-первых, потому что законопроекты вызвали массу споров, а значит могут быть не приняты или приняты в совершенно ином виде. А, во-вторых, потому что даже нынешние законопроекты планируют новшества не ранее середины 2022 года.

Итоги

Подведем итоги сказанного. Могут ли лишить водительских прав без суда?

  1. С момента фиксации нарушения и до устранения причин, водитель может быть отстранен от управления.
  2. С момента устранения причин, заставивших отстранить водителя от управления, до судебного решения право на управление ТС восстанавливается, если судья не примет отдельного решения о запрете.
  3. С момента судебного решения, если оно подразумевает данный вид наказания, лишение прав вступает в силу.

Остаться без прав – не самое приятное происшествие. Можно ли что-то сделать, если проблема все же образовалась? В большинстве случаев, да. И первым шагом будет обращение к автоюристу. Задать вопрос можно посредством первой бесплатной консультации, запросить которую можно непосредственно через форму, расположенную ниже.

3.7 / 5 ( 3 голоса )

Была ли статья полезной?

Консультации по тел: 8(800)350-23-68. Звонок бесплатный на территории РФ.

Что делать, чтобы не лишили водительских прав

Если открыть административный кодекс, то там можно найти немалое количество поводов, за которые могут лишить водительского удостоверения. Это и нарушение скоростного режима, и движение по встречной полосе, и езда в состоянии алкогольного опьянения. Но есть ли шанс вернуть права обратно?

Согласно современному российскому законодательству, решение по такому нарушение выносит суд. Но чтобы не проиграть в судебном заседании, необходимо действовать правильным образом.

1. Обязательно впишите свои замечания и возражения в протокол

При остановке вашего автомобиля сотрудником ГИБДД, обязательно возразите на вменяемое вам правонарушение. Свои возражения запишите в специальный пункт в протоколе. К примеру, при пересечении сплошной полосы, укажите на то, что объезжали возникшее препятствие. При остановке за превышение скоростного режима ссылайтесь на неисправность фиксирующего прибора, или на скорость соседнего автомобиля, которую и зафиксировал прибор. Хорошо бы зафиксировать на фото все обстоятельства с места событий, либо воспользоваться записью с автомобильного видеорегистратора.

2. Обязательное медицинское освидетельствование

Если вас хотят обвинить в управлении транспортным средством в стоянии алкогольного опьянения, то вам будет полезно знать следующее:

— Существуют допустимые нормы показаний прибора, и ответственность наступает только лишь при их превышении. На данный момент это 0.3 промилле.

— Если вы и вовсе не употребляли алкоголь в ближайшее время, то отказывайтесь дуть в трубку и требуйте проведения медицинского освидетельствования. В некоторых случаях такой настойчивости будет достаточно для исчерпания конфликта.

— Иногда и медицинские показания могут быть неверны, поэтому стоит проводить освидетельствование только в независимом учреждении. Результаты, полученные там, смогут убедить суд в вашей невиновности.

3. Обратитесь за юридической помощью

На кону ваше водительское удостоверение, и если оно вам дорого — не затягивайте с привлечением юриста. Он не только проконсультирует вас по сложившейся ситуации, но и выработает линию правильного поведения. В некоторых случаях юрист сможет уладить вопрос с ГИБДД без обращения в суд. Если же судебного заседания никак не избежать, правозащитник будет представлять в нем ваши интересы.

4. Подготовка материалов для судебного разбирательства

Так как лишить вас права управления транспортным средством может только суд, то очень важно подготовить юридически грамотные возражения. Каждая мелочь может, как помочь, так и навредить вам. Для суда стоит пояснить, что вина в ваших действиях отсутствует, что оформлялось нарушение с ошибками. Также собранные вами и вашим юристом доказательства необходимо попросить суд приобщить к делу.

5. Обязательно участвуйте в судебном заседании

В назначенное время вы и ваш представитель должны явиться на заседание суда для отстаивания своей позиции. Предоставьте суду собранные доказательства, и грамотно поясните свою позицию. На решение суда будут влиять конкретные обстоятельства и степень вашей вины. К тому же часто действия водителя можно рассмотреть с различных точек зрения, и ту же, к примеру, езду по встречной полосе можно переквалифицировать по нормам другой статьи КоАП, что поможет вместо лишения водительского удостоверения получить наказание в виде штрафа.

6. Подготовка жалобы в вышестоящую инстанцию

Если суд все же вынес постановление о привлечении вас к ответственности в виде лишения водительского удостоверения — не отчаивайтесь. Это не окончательный приговор, и у вас есть право в течение десяти дней с момента получения копии постановления обжаловать его в вышестоящем суде.

Жалоба должна содержать перечень обстоятельств, не учтенных судом первой инстанции. В случае нарушение сроков давности судом, стоит сослаться и на этот факт. В случае непринятия судом ваших доводов, водительское удостоверение надлежит отдать в отдел ГИБДД, которому подчиняется инспектор составивший протокол о вашем нарушении.

7. Порядок возврата водительского удостоверения

К окончанию срока лишения водительского удостоверения вам необходимо совершить некоторые действия:

— Необходимо сдать экзамен по ПДД. Для этого обратитесь в любое удобное вам экзаменационное подразделение.

— В случае лишения прав за управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, вам понадобится медицинская справка.

— Если за вами числятся непогашенные штрафы, необходимо обязательно их оплатить.

Далее (если уже полностью прошел срок административного наказания) вам необходимо обратится в то отделение ГИБДД, в которое вы сдали водительское удостоверение с экзаменационными результатами по ПДД, медицинской справкой и гражданским паспортом.

Лишение водительского удостоверения — довольно строгое наказание, но каждая конкретная ситуация содержит свои правовые тонкости, и помощь грамотного юриста может существенно изменить ход дела.

Наши опытные специалисты окажут вам необходимую консультацию, помогут составить пояснения для суда, и, если понадобится — жалобу в вышестоящую судебную инстанцию.

ТОЙОСАБУРО КОРЕМАЦУ против СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ. | Верховный суд | Закон США

323 США 214

65 S.Ct. 193

89 L.Ed. 194

TOYOSABURO KOREMATSU
v.
UNITED STATES.

№ 22.

Аргументировано 11, 12 октября 1944 г.

Решено 18 декабря 1944 г.

В повторном слушании отказано 12 февраля 1945 г.

См. 324 U.S. 885, 65 S.Ct. 674.

Г-н Уэйн М. Коллинз из Сан-Франциско, Калифорния, и г-н Чарльз А. Хорски, Вашингтон, округ Колумбия.C., для истца.

Г-н Чарльз Фэи, Сол. Генерал из Вашингтона, округ Колумбия, для респондента.

Г-н судья БЛЭК представил заключение Суда.

1

Заявитель, американский гражданин японского происхождения, был осужден федеральным окружным судом за то, что он оставался в Сан-Леандро, Калифорния, в «военной зоне», в нарушение Приказа № 34 об исключении гражданского населения, выданного командующим Западным командованием США Армия, постановившая, что после 9 мая 1942 года все лица японского происхождения должны быть исключены из этой области.Вопросов о лояльности петиционера Соединенным Штатам поднято не было. Окружной апелляционный суд подтвердил, что важность рассматриваемого конституционного вопроса побудила нас предоставить certiorari.

2

Для начала следует отметить, что все правовые ограничения, ограничивающие гражданские права одной расовой группы, вызывают немедленное подозрение. Это не означает, что все такие ограничения неконституционны. Это означает, что суды должны подвергать их строжайшему контролю.Настоятельная общественная необходимость иногда может свести на нет существование таких ограничений; расовый антагонизм никогда не сможет.

3

В данном случае судебное преследование заявителя было начато с обвинения в нарушении закона Конгресса от 21 марта 1942 г., 56 Stat. 173, 18 U.S.C.A. § 97a, который предусматривает, что

4

‘* * * любое лицо, которое войдет, останется в нем, покинет его или совершит какое-либо действие в любой военной области или военной зоне, предписанной в соответствии с указом Президента, военным министром или любым назначенным военным командиром военным министром, вопреки ограничениям, применимым к любой такой области или зоне или вопреки приказу военного министра или любого такого военного командира, должен, если окажется, что он знал или должен был знать о существовании и масштабах ограничений или порядка и что его действия были нарушены, виновен в проступке и при осуждении подлежит штрафу в размере не более 5000 долларов или тюремному заключению на срок не более одного года или и того, и другого за каждое правонарушение.’

5

Приказ об исключении № 34, который заявитель сознательно и по общему признанию нарушил, был одним из ряда военных приказов и прокламаций, все из которых в значительной степени основывались на Указе № 9066, 7 Fed.Reg. 1407. В этом приказе, изданном после того, как мы были в состоянии войны с Японией, было объявлено, что «успешное ведение войны требует всевозможной защиты от шпионажа и от саботажа для средств национальной обороны, объектов национальной обороны и коммунальных служб национальной обороны.* * * ‘

6

Один из серии приказов и прокламаций, приказ о комендантском часе, который, как и приказ об исключении, был обнародован в соответствии с Указом 9066, обязывал всех лиц японского происхождения в предписанных военных районах Западного побережья оставаться в своих резиденциях с 20:00. до 6 часов утра. Как и в случае с приказом о запрете здесь, предыдущий приказ о введении комендантского часа был разработан как «защита от шпионажа и от саботажа». В деле Киёси Хирабаяси против США, 320 U.S. 81, 63 S.Ct. 1375, 87 L.Ed. В 1774 г. мы получили судимость за нарушение комендантского часа. Таким образом, приговор Хирабаяси и этот основаны на одном и том же Акте Конгресса 1942 года и на одних и тех же основных административных и военных приказах, причем все приказы были направлены против двойной опасности шпионажа и саботажа.

7

Закон 1942 года подвергся критике в деле Хирабаяси как неконституционное делегирование власти; утверждалось, что приказ о комендантском часе и другие приказы, на которых он основывался, выходили за рамки военных полномочий Конгресса, военных властей и президента как главнокомандующего армией; и, наконец, применение приказа о комендантском часе только против граждан японского происхождения равносильно запрещенной конституцией дискриминации исключительно по признаку расы.К этим вопросам мы уделили серьезное внимание, которое оправдало их важность. Мы поддержали приказ о комендантском часе как проявление власти правительства по принятию мер, необходимых для предотвращения шпионажа и саботажа в районе, которому угрожает японское нападение.

8

В свете принципов, которые мы объявили в деле Хирабаяси, мы не можем сделать вывод, что в то время, когда они это сделали, Конгресс и исполнительная власть не могли исключить японцев из зоны боевых действий на Западном побережье.Действительно, исключение из района, в котором находится дом, является гораздо большим лишением, чем постоянное пребывание в доме с 20:00. до 6 часов утра. Ничто, кроме опасений соответствующих военных властей о серьезнейшей неминуемой опасности для общественной безопасности, не может служить конституционным оправданием. Но исключение из зоны, находящейся под угрозой, не меньше, чем комендантский час, имеет определенное и тесное отношение к предотвращению шпионажа и саботажа. Военные власти, на которые возложена основная ответственность за защиту наших берегов, пришли к выводу, что комендантский час не обеспечивает надлежащей защиты, и распорядились о запрете.Они сделали это, как указано в нашем мнении Хирабаяси, в соответствии с полномочиями Конгресса военным указывать, кто должен, а кто не должен оставаться в угрожаемых районах.

9

В данном случае заявитель оспаривает предположения, на которых мы основывали наши выводы по делу Хирабаяши. Он также настаивает на том, чтобы к маю 1942 года, когда был издан Приказ № 34, вся опасность японского вторжения на Западное побережье исчезла. После тщательного рассмотрения этих утверждений мы вынуждены их отклонить.

10

Здесь, как и в случае с Хирабаяси, выше, 320 U.S. на странице 99, 63 S.Ct. на странице 1385, 87 L.Ed. 1774 г., * * * мы не можем отвергать как необоснованное суждение военных властей и Конгресса о том, что среди этого населения были нелояльные члены, численность и численность которых не могла быть точно и быстро установлена. Мы не можем сказать, что ведущие войну ветви правительства не имели оснований полагать, что в критический момент такие люди не могут быть легко изолированы и с ними отдельно разбираться, и что они представляют собой угрозу национальной обороне и безопасности, что требует незамедлительных действий. и должны быть приняты соответствующие меры для предотвращения этого.’

11

Как и комендантский час, исключение лиц японского происхождения было сочтено необходимым из-за присутствия неустановленного числа нелояльных членов группы, большинство из которых, мы не сомневаемся, были лояльны к этой стране. Именно потому, что мы не могли отвергнуть вывод военных властей о невозможности немедленного отделения нелояльных от лояльных, мы поддержали действие приказа о комендантском часе, как применяемого ко всей группе. В данном случае временное исключение всей группы было обосновано военными на том же основании.Суждение о том, что исключение всей группы было по той же причине военным императивом, отвечает утверждению о том, что исключение носило характер группового наказания, основанного на антагонизме по отношению к лицам японского происхождения. То, что некоторые члены группы сохранили верность Японии, было подтверждено расследованиями, проведенными после исключения. Приблизительно пять тысяч американских граждан японского происхождения отказались присягнуть безоговорочно на верность Соединенным Штатам и отказаться от верности японскому императору, а несколько тысяч эвакуированных обратились с просьбой о репатриации в Японию.

12

Мы оставляем в силе приказ об исключении с момента его вынесения и нарушения заявителем. Ср. Chastleton Corporation против Sinclair, 264 U.S. 543, 547, 44 S.Ct. 405, 406, 68 L.Ed. 841; Block v. Hirsh, 256 U.S. 135, 154, 155, 41 S.Ct. 458, 459, 65 Л. Эд. 865, 16 A.L.R. 165. Поступая таким образом, мы не забываем о тяготах, которые он причиняет большой группе американских граждан. Ср. Ex parte Kumezo Kawato, 317 U.S. 69, 73, 63 S.Ct. 115, 117, 87 L.Ed. 58. Но невзгоды — это часть войны, а война — это совокупность невзгод.Все граждане, как в униформе, так и без нее, в большей или меньшей степени ощущают влияние войны. У гражданства есть свои обязанности, а также привилегии, и во время войны это бремя всегда тяжелее. Принудительное изгнание больших групп граждан из их домов, за исключением чрезвычайных обстоятельств и опасности, несовместимо с нашими основными государственными учреждениями. Но когда в условиях современной войны нашим берегам угрожают враждебные силы, сила защиты должна быть соизмеримой с угрозой.

13

Утверждается, что 30 мая 1942 г., в день, когда заявителю было предъявлено обвинение в нахождении в запрещенной зоне, имелись противоречащие друг другу приказы, запрещавшие ему как покинуть зону, так и оставаться там. Конечно, человека нельзя осудить за то, что он совершил преступление. Но невыполненные приказы здесь не содержали таких противоречивых приказов.

14

27 марта 1942 г. был издан приказ, который запрещал петиционерам и другим лицам японского происхождения покидать территорию, но его действие было конкретно ограничено во времени «до и в той степени, в которой это будет разрешено или предписано будущим прокламацией или приказом.’7 Fed.Reg. 2601. Этот «приказ о будущем», за нарушение которого петиционер был осужден, был издан 3 мая 1942 г. и предусматривал «прямое» исключение из зоны проживания всех лиц японского происхождения до 12 часов дня мая. 9; кроме того, в нем содержалось предупреждение, что все такие лица, обнаруженные в запрещенной зоне, будут подлежать наказанию в соответствии с Законом Конгресса от 21 марта 1942 года. Следовательно, единственным действующим приказом, касающимся нахождения заявителя в этом районе 30 мая 1942 года, даты, указанной в информации против него, был приказ от 3 мая, запрещавший ему оставаться там, и это был тот же приказ, который он предусмотрел. в судебном процессе, который он нарушил, зная о его существовании.Таким образом, нет никаких оснований утверждать, что 30 мая 1942 г. он был подвергнут наказанию в соответствии с приказами от 27 марта и 3 мая независимо от того, оставался ли он в этом районе или покинул его.

15

Тем не менее, похоже, что 9 мая, в дату вступления в силу запретительного приказа, военные власти уже определили, что эвакуация должна быть произведена путем объединения и помещения под стражу всех японцев в центральных местах, обозначенных в качестве «сборных центров», чтобы «обеспечить организованную эвакуацию и расселение японцев, добровольно мигрирующих из военного района №1 для ограничения и регулирования такой миграции ». Публичное заявление № 4, 7 Fed.Reg. 2601. А 19 мая 1942 г., за одиннадцать дней до того момента, когда заявителю было предъявлено обвинение в незаконном пребывании в этом районе, Гражданский ограничительный приказ № 1, 8 Fed.Reg. 982, предусматривало содержание лиц японского происхождения в центрах собраний или перемещений. В настоящее время утверждается, что действительность приказа о запрете не может рассматриваться отдельно от приказов, требующих от него после отъезда из района явиться и оставаться в центре сбора или переселения.Утверждение состоит в том, что мы должны относиться к этим отдельным порядкам как к одному и нераздельному; что по этой причине, если содержание под стражей в собрании или центре для переселения незаконно лишило бы заявителя свободы, постановление о высылке и его осуждение на основании него не могут оставаться в силе.

16

Таким образом, в настоящее время нас просят принять всю последующую программу содержания под стражей как в центрах собраний, так и в центрах переселения, хотя единственные вопросы, сформулированные в ходе судебного разбирательства, касались того, чтобы заявитель оставался в запрещенной зоне в нарушение приказа о высылке.Если бы заявитель здесь покинул запрещенную зону и направился в центр собраний, мы не можем сказать ни по факту, ни по закону, что его присутствие в этом центре привело бы к его заключению в центр для переселения. Некоторые из тех, кто явился в сборный центр, не были отправлены в центры для переселения, но были освобождены при условии, что они останутся за пределами запрещенной зоны до тех пор, пока военные приказы не будут изменены или отменены. Это показывает, что они создают разные проблемы и могут регулироваться разными принципами.Законность одного не обязательно определяет законность других. Это становится понятным, когда мы анализируем требования отдельных положений отдельных заказов. Эти отдельные требования заключались в том, что лица японского происхождения (1) покидают этот район; (2) явиться в сборный центр и временно оставаться в нем; (3) перейти под военный контроль в центр для переселения, чтобы оставаться там на неопределенный срок до тех пор, пока военные власти не освободят его условно или безоговорочно.Следует отметить, что каждое из этих требований налагало определенные обязанности в связи с отдельными этапами полной программы эвакуации. Если бы Конгресс прямо включил в один закон формулировку этих отдельных приказов и предусмотрел санкции за их нарушения, неповиновение любому из них было бы отдельным преступлением. Ср. Blockburger v. United States, 284 U.S. 299, 304, 52 S.Ct. 180, 182, 76 L.Ed. 306. Нет причин, по которым нарушения этих постановлений, поскольку они были обнародованы в соответствии с постановлением Конгресса, не должны рассматриваться как отдельные правонарушения.

17

Дело Endo (Ex parte Mitsuye Endo) 323 U.S. 283, 65 S.Ct. 208, графически иллюстрирует разницу между действительностью приказа об исключении и действительностью приказа о задержании после того, как исключение было произведено.

18

Поскольку заявитель не был признан виновным в том, что он не явился или оставался в центре собраний или переселений, мы не можем в данном случае определить действительность этих отдельных положений приказа. Здесь нам достаточно передать приказ, который истец нарушил.Делать больше означало бы выйти за рамки поднятых вопросов и решить важные вопросы, не содержащиеся в рамках состязательных бумаг или доказательств по этому делу. Будет достаточно времени, чтобы решить серьезные конституционные вопросы, которые петиционер пытается поднять, когда к нему применяется или обязательно будет применяться постановление о собрании или переселении, и у нас есть его условия.

19

Некоторые члены Суда придерживаются мнения, что эвакуация и содержание под стражей в Центре собраний были неотделимы.После 3 мая 1942 года, когда был издан приказ № 34 о запрете, Коремацу был вынужден покинуть этот район не так, как он хотел, а через сборочный центр. Сборочный центр задумывался как часть механизма групповой эвакуации. Право исключать включает право делать это силой, если это необходимо. И любая принудительная мера обязательно должна повлечь за собой определенную степень задержания или пресечения, какой бы метод высылки ни был выбран. Но какова бы ни была точка зрения, в результате считается, что постановление, на основании которого заявитель был осужден, был действительным.

20

Говорят, что здесь мы имеем дело со случаем заключения гражданина в концлагерь исключительно из-за его происхождения без доказательств или запросов относительно его лояльности и хорошего отношения к Соединенным Штатам. Наша задача была бы проста, наш долг ясен, если бы речь шла о заключении лояльного гражданина в концлагерь из-за расовых предрассудков. Независимо от истинной природы центров сбора и переселения — а мы считаем неоправданным называть их концентрационными лагерями со всеми уродливыми коннотациями, которые подразумевает этот термин, — мы конкретно имеем дело только с приказом об исключении.Изложение этого случая в контуры расовых предрассудков без ссылки на реальные военные опасности, которые были представлены, просто запутывает проблему. Коремацу не исключили из военной зоны не из-за враждебности к нему или его расе. Его исключили, потому что мы находимся в состоянии войны с Японской империей, потому что должным образом сформированные военные власти опасались вторжения на наше западное побережье и чувствовали себя вынужденными принять надлежащие меры безопасности, потому что они решили, что военная неотложность ситуации требует, чтобы все граждане Японское происхождение должно быть временно отделено от Западного побережья, и, наконец, потому, что Конгресс, отказавшись от доверия в это время войны к нашим военным лидерам — а это неизбежно и должно быть — решил, что они должны иметь полномочия для этого.Были свидетельства нелояльности со стороны некоторых, военные власти считали, что необходимость в действиях велика, а времени мало. Мы не можем — пользуясь спокойной перспективой ретроспективного взгляда — сейчас сказать, что в то время эти действия были неоправданными.

22

Г-н судья ФРАНКФУРТЕР, согласен.

23

Согласно моему прочтению Постановления об исключении гражданских лиц № 34, обнаружение Коремацу в военном районе № 1, территории, на которой он ранее проживал, было правонарушением, за исключением границ созданного в этом районе Центра собраний.Несмотря на то, что различные приказы, изданные генералом ДеВиттом, считаются исчерпывающим сводом инструкций, их смысл ясен и не противоречит. Они возложили на Коремацу обязанность покинуть военную зону № 1, но только способом, предписанным в инструкциях, то есть, сообщив об этом в Сборочный центр. Я не могу понять, как юридические соображения, которые привели к решению по делу Киёси Хирабаяши против США, 320 U.S. 81, 63 S.Ct. 1375, 87 L.Ed. 1774 г., не выдерживают военного приказа, что сделало поведение, ставшее предметом спора, преступлением.Итак, я присоединяюсь к мнению Суда, но хотел бы добавить несколько собственных слов.

24

Положения Конституции, которые наделяют Конгресс и Президента полномочиями, позволяющими этой стране вести войну, являются такой же частью Конституции, как и положения, направленные на мирную нацию. А недавно у нас была возможность одобрительно процитировать заявление бывшего Верховного судьи Хьюза о том, что военная сила правительства — это «сила, позволяющая успешно вести войну». Hirabayashi v.United States, supra, 320 U.S. на странице 93, 63 S.Ct. на странице 1382, 87 L.Ed. 1774 и см. Home Bldg. & L. Ass’n v. Blaisdell, 290 U.S. 398, 426, 54 S.Ct. 231, 235, 78 L.Ed. 413, 88 A.L.R. 1481. Следовательно, обоснованность действий при военной силе должна оцениваться полностью в контексте войны. Это действие не должно считаться беззаконным, потому что подобное действие в мирное время было бы беззаконием. Говорить о военном порядке, который выражает допустимое суждение о военных потребностях теми, на кого возложена обязанность вести войну, как о «неконституционном порядке» — значит наполнять часть Конституции атмосферой неконституционности.Соответствующие сферы действий военных властей и судей, конечно, очень разные. Но в своей сфере военные власти не более подчиняются Конституции, чем судьи. «Военная мощь Соединенных Штатов, как и другие их державы * * *, подлежит применимым конституционным ограничениям», Hamilton v. Kentucky Distilleries, Co., 251 U.S. 146, 156, 40 S.Ct. 106, 108, 64 L.Ed. 194. Признание того, что военные приказы являются «разумно целесообразными военными мерами предосторожности» во время войны, и все же отрицание их конституционной легитимности превращает Конституцию в инструмент для диалетических тонкостей, которые нельзя разумно приписывать упрямым Основателям, большинство из которых действительно участвовал в войне.Если военный порядок, подобный рассматриваемому, не выходит за рамки средств, подходящих для ведения войны, такие действия военных являются такими же конституционными, как и любые санкционированные действия Межгосударственной торговой комиссии в пределах конституционных полномочий по регулированию торговли. И поскольку я использовал военную власть, прямо предоставленную Конституцией для защиты национальной жизни путем эффективного ведения войны, я не нахожу в Конституции ничего, что отказывает Конгрессу в праве обеспечивать соблюдение такого действующего военного приказа путем признания его нарушения правонарушением гражданские суды.Сравните Interstate Commerce Commission v. Brimson, 154 U.S. 447, 14 S.Ct. 1125, 38 L.Ed. 1047; Id., 155 U.S. 3, 15 S.Ct. 19, 39 L.Ed. 49, и Monongahela Bridge Co. против Соединенных Штатов, 216 U.S. 177, 30 S.Ct. 356, 54 L.Ed. 435. Установление того, что Конституция не запрещает обжалуемые военные меры, не означает одобрения того, что сделали Конгресс и Исполнительная власть. Это их дело, а не наше.

26

Я не согласен, потому что считаю неоспоримые факты явным нарушением конституционных прав.

27

Это не тот случай, когда люди не пускают людей на улицу в ночное время, как это было в случае с Киёси Хирабаяши против Соединенных Штатов, 320 U.S. 81, 63 S.Ct. 1375, 87 L.Ed. 1774 г., ни случая временного исключения гражданина из области для его собственной безопасности или безопасности сообщества, ни случая предложения ему возможности временно покинуть область, где его присутствие могло бы создать опасность для него самого или его ребята. Напротив, это случай осуждения гражданина в качестве наказания за отказ от тюремного заключения в концентрационном лагере на основании его происхождения и исключительно из-за его происхождения, без доказательств или запросов относительно его лояльности и хорошего отношения к Соединенным Штатам. Состояния.Если это правильное изложение фактов, раскрытых в этом протоколе, и фактов, которые мы принимаем во внимание в судебном порядке, мне вряд ли нужно делать вывод о том, что конституционные права были нарушены.

28

Довод правительства и мнение суда, в моем решении, ошибочно разделяют то, что является единым и неделимым, и, таким образом, создают видимость дела, как будто заявитель нарушил Военный приказ, санкционированный Актом Конгресса, который исключил его из его домой, отказавшись добровольно уехать и, таким образом, сознательно и намеренно, попирая приказ и закон Конгресса.

29

Заявитель, житель Сан-Леандро, округ Аламеда, Калифорния, является уроженцем Соединенных Штатов японского происхождения, который, согласно неопровержимым свидетельствам, является лояльным гражданином страны.

30

Изложение событий в хронологическом порядке покажет, что предполагаемое правонарушение заявителя на самом деле не состояло в его отказе добровольно покинуть территорию, в которую входил его дом, в соответствии с приказом, исключающим его оттуда. Особое внимание следует уделять датам и последовательности событий.

31 год

8 декабря 1941 года США объявили войну Японии.

32

19 февраля 1942 г. Президент издал Указ № 9066, в котором указана причина издания приказа как «защита от шпионажа и от саботажа для средств национальной обороны, объектов национальной обороны и коммунальных служб национальной обороны». при условии, что некоторые военные командиры могут по своему усмотрению «определять военные районы» и определять их пределы, «из которых могут быть исключены любые или все лица, и в отношении которых любое лицо имеет право входить и оставаться в них, или отпуск подлежит любым ограничениям, которые военный командующий может наложить по своему усмотрению.’

33

20 февраля 1942 года генерал-лейтенант ДеВитт был назначен командующим войсками Западного командования обороны, охватившего самые западные штаты Союза, составлявшие около четверти общей территории страны.

34

2 марта 1942 г. генерал ДеВитт обнародовал Публичную прокламацию № 1, в которой говорится, что все Тихоокеанское побережье «особенно подвержено нападению, попытке вторжения * * * и, в связи с этим, подвергается шпионажу и актам саботажа». . В нем говорится, что «по соображениям военной необходимости» определенные военные районы и зоны созданы, известные как военные зоны.1 и 2. Он добавляет, что «такие лица или классы лиц, которых может потребовать ситуация», последующими приказами «будут исключены из всей военной зоны № 1» и из определенных зон в военной зоне № 2. Последующие были сделаны прокламации, которые вместе с Прокламацией № 1 включили в такие области и зоны всю Калифорнию, Вашингтон, Орегон, Айдахо, Монтану, Неваду и Юту, а также южную часть Аризоны. Приказ требовал, чтобы любое лицо японского, немецкого или итальянского происхождения, проживающее в Зоне No.Я желал изменить свое обычное местожительство, он должен оформить и доставить властям Уведомление об изменении места жительства.

35 год

Сан-Леандро, город проживания заявителя, находится в военной зоне № 1.

36

2 марта 1942 г. заявитель, таким образом, получил уведомление о том, что в соответствии с указом президента, для предотвращения шпионажа и саботажа, он уполномочил военных исключить его из определенных районов и предотвратить его вход или выход из определенных районов без разрешения. .Он был предупрежден о том, что его родной город был включен в соответствии с военным приказом в зону № 1, а также он был предупрежден о том, что когда-нибудь в будущем военный командующий издаст приказ об исключении определенных лиц. не описан и не классифицирован, из различных зон, в том числе из той, в которой он жил.

37

21 марта 1942 года Конгресс постановил, что любой, кто сознательно «должен входить, оставаться в нем, покидать или совершать какое-либо действие в любой военной зоне или военной зоне, предписанной * * * любым военным командиром * * *, вопреки ограничениям, применимым к любым такой район или зона или вопреки приказу * * * любой такой военный командир ‘должен быть виновен в проступке.Это закон, по которому заявителю было предъявлено обвинение.

38

24 марта 1942 г. генерал ДеВитт ввел комендантский час для определенных районов в пределах своего подчинения приказом, действие которого было подтверждено в деле Hirabayashi v. United States, выше.

39

24 марта 1942 года генерал ДеВитт начал издавать серию приказов об исключении из определенных районов.

40

27 марта 1942 г. в Прокламации № 4 генерал заявил, что «это необходимо для обеспечения благосостояния и обеспечения упорядоченной эвакуации и переселения японцев, добровольно мигрирующих из военного округа №1 ограничивать и регулировать такую ​​миграцию »; и постановил, что с 29 марта 1942 г. «все иностранные японцы и лица японского происхождения, находящиеся в пределах военной зоны № 1, должны быть, и им настоящим запрещается покидать эту территорию для любых целей до тех пор, пока и в той мере, в какой что будущая прокламация или распоряжение этой штаб-квартиры будет разрешать или предписывать это ».

41 год

Никакого приказа об исключении заявителя из района, в котором он проживал, не было. Прокламацией № 4 он был после 29 марта 1942 г. ограничен пределами Участка №1. Если Исполнительный указ № 9066 и Акт Конгресса означают то, что они сказали, то покинуть этот район, вопреки Прокламации № 4, означало бы совершить проступок.

42

3 мая 1942 года генерал ДеВитт издал приказ об исключении гражданских лиц № 34, предусматривающий, что после 12 часов 8 мая 1942 года все лица японского происхождения, как иностранцы, так и иностранцы, должны быть исключены из описанной части Военный округ № 1, в который входил округ Аламеда, Калифорния. Приказ требовал, чтобы ответственный член каждой семьи и каждое отдельное лицо, живущее в одиночестве, в установленное время явились на Гражданский контрольный пункт для получения инструкций по посещению сборочного центра, и добавил, что любое лицо, не выполняющее положения приказа кто был обнаружен в описанном районе после установленной даты, подлежал судебному преследованию в соответствии с Законом от 21 марта 1942 г., выше.Важно отметить, что приказ, в соответствии с его четко выраженными условиями, не имел отношения к лицам, находящимся в пределах «установленного сборочного центра в соответствии с инструкциями из этой штаб-квартиры * * *». Очевидная цель этих приказов, вместе взятых, заключалась в том, чтобы загнать всех граждан японского происхождения в сборные центры в зонах их проживания под страхом уголовного преследования.

43

Положение, в котором оказался заявитель, было следующее: Военным приказом ему было запрещено покидать зону, в которой он жил; По военному приказу после установленной даты ему было запрещено находиться в этой зоне, если он не находился в Сборочном центре, расположенном в этой зоне.В отчете генерала ДеВитта военному секретарю о программе эвакуации и переселения японцев совершенно ясно говорится о необходимости ссылки на этот документ — а в свете вышеизложенного, я думаю, это не так, — что Сборочный центр был эвфемизмом для тюрьмы. Ни одному человеку в таком центре не разрешалось покинуть его, кроме как по военному приказу.

44

В дилемме, что он не осмелился оставаться в своем доме или добровольно покинуть этот район, не подвергаясь уголовному наказанию, и что единственный способ избежать наказания — это пойти в центр собраний и подвергнуться военному тюремному заключению, заявитель сделал это. ничего.

45

12 июня 1942 г. в Окружной суд Северной Калифорнии была подана информация о нарушении Закона от 21 марта 1942 г., поскольку заявитель сознательно оставался в пределах территории, подпадающей под действие Приказа № 34 об исключении. информация была отклонена, заявитель был осужден с признанием его невиновности. Приговор был приостановлен, и он получил пять лет условно. Однако в свете вышеизложенного мы знаем, что он был сразу взят под стражу и помещен в Центр собраний.Мы также знаем, что 18 марта 1942 г. президент издал Указ № 9102 об учреждении Управления военного переселения, в соответствии с которым были созданы так называемые центры переселения, являющиеся разновидностью концентрационных лагерей, в результате сотрудничества между военными властями Западное командование обороны и Управление по переселению и что заявитель содержался либо в сборочном центре в зоне, где он жил, либо был переведен в центр для переселения, где, как указано в деле Ex parte Mitsuye Endo, 323 U.С. 283, 65 S.Ct. 208, показывают, что он содержался под стражей незаконно.

46

Власти Российской Федерации аргументировали это дело так, как будто единственное решение, не исполненное на момент ареста заявителя и об отмене которого было сообщено, было Распоряжение № 34 о высылке, предписывающее ему покинуть район, в котором он проживал, что послужило основанием для информации против него. Очевидно, этот аргумент оказался действенным. В заключении содержится ссылка на дело Хирабаяси выше, чтобы показать, что этот суд подтвердил действие приказа о введении комендантского часа в чрезвычайной ситуации.Таким образом, аргумент состоит в том, что исключение из данной опасной зоны, хотя и несколько более масштабное, чем постановление о комендантском часе, имеет ту же природу — временное средство, необходимое в результате внезапной чрезвычайной ситуации. Это, я думаю, подмена дела гипотетическим делом судом. Я могу согласиться с решением суда по гипотетическому делу. Свобода каждого американского гражданина свободно приходить и уходить часто, перед лицом внезапной опасности, должна быть временно ограничена или приостановлена.Гражданским властям часто приходится прибегать к временному выселению граждан из населенного пункта. Известными примерами являются нанесение линий огня в случае пожара, удаление людей из района, где разразилась эпидемия. Если бы исключение, сработанное в соответствии с Приказом № 34 об исключении, имело такой характер, то дело Хирабаяши было бы авторитетным для его подтверждения. Но факты, изложенные выше, и факты, изложенные в Ex parte Metsuye Endo, выше, показывают, что исключение было лишь частью общего плана принудительного задержания.Таким образом, это дело не может быть решено на каком-либо таком узком основании, как возможное действие приказа о временном исключении, согласно которому жителям района предоставляется возможность покинуть и уехать в другое место на своей родной земле за пределами границ военной зоны. Чтобы убедить аргумент в пользу любого такого предположения, значит закрыть глаза на реальность.

47

Как я уже сказал выше, петиционер до ареста получил два диаметрально противоположных приказа, санкционированных Актом Конгресса от 21 марта 1942 года.Более ранний из этих приказов делал его преступником, если он покидал зону, в которой он проживал; позднее сделало его преступником, если он не ушел.

48

Я предположил, что если гражданин будет ограничен двумя законами или двумя приказами, имеющими силу закона, и подчинение одному нарушит другой, то наказание за нарушение одного из них лишит его надлежащей правовой процедуры. И я предполагал, что при таких обстоятельствах обвинительный приговор за нарушение одного из приказов не может быть оставлен в силе.

49

Мы не можем закрывать глаза на тот факт, что петиционер пытался нарушить Прокламацию No.4 и покинуть военную зону, в которой он жил, он был бы арестован, предан суду и осужден за нарушение Прокламации № 4. Два противоречащих друг другу приказа, один из которых предписывал ему оставаться, а другой — уходить, были не чем иным, как хитроумная ловушка для достижения истинной цели военной власти, заключающейся в заключении его в концлагерь. Единственный способ, с помощью которого заявитель мог избежать ареста и судебного преследования, — это отправиться в этот лагерь в соответствии с инструкциями, которые будут даны ему при обращении в Центр гражданского контроля.Мы знаем, что это факт. Почему мы должны создавать фальшивую и искусственную ситуацию вместо того, чтобы обращаться к фактам дела? Этим суровым реалиям соответствует предположение о законности принуждения американского гражданина к незаконному тюремному заключению, исходя из предположения, что он может после посещения Центра собраний ходатайствовать о своем освобождении, подав судебный приказ о хабеас корпус, поскольку было сделано в случае Endo, см. выше. Ответ, конечно же, таков, что там, где он подчинялся двум противоречащим законам, он не был обязан отказываться от своей свободы на какой-либо срок, чтобы избежать нарушения одного из других.Нельзя также сказать, что задержание было необходимой частью процесса эвакуации, и поэтому мы здесь озабочены только обоснованностью последнего.

50

Опять же, это новая доктрина конституционного права, которую обвиняемый в неповиновении неконституционному статуту не может защищать на основании недействительности закона, но должен подчиняться ему, хотя он знает, что это не закон, и после того, как он понес позор осуждения и лишился свободы по приговору, тогда, а не раньше, пытаться изнутри тюремных стен проверить законность.

51

Более того, нецелесообразно частично основывать решение на том факте, что заявитель по своим собственным причинам хотел остаться в своем доме. Если, как это тот факт, он был вынужден это сделать, то это действительно узкое применение конституционных прав, игнорирование порядка, который его сдерживал, чтобы поддержать его осуждение за нарушение другого противоречащего порядка.

52

Я бы отменил обвинительный приговор.

53

Г-н судья МЕРФИ, несогласный.

54

Это исключение «всех лиц японского происхождения, как иностранцев, так и не иностранцев» из района тихоокеанского побережья по причине военной необходимости в отсутствие военного положения не должно быть одобрено. Такое исключение переходит «самую грань конституционной власти» и падает в уродливую бездну расизма.

55

При рассмотрении вопросов, связанных с ведением войны и ее развитием, мы должны с большим уважением относиться к суждениям военных властей, которые находятся на месте событий и полностью осведомлены о военных фактах.Объем их усмотрения должен быть широким, исходя из необходимости и здравого смысла. И их суждения не должны легкомысленно отвергаться теми, чья подготовка и обязанности не позволяют им разумно решать вопросы, столь жизненно важные для физической безопасности нации.

56

В то же время, однако, важно, чтобы существовали определенные ограничения на усмотрение военных, особенно если военное положение не было объявлено. Нельзя лишать людей своих конституционных прав по причине военной необходимости, не имеющей ни основания, ни поддержки.Таким образом, как и другие иски, противоречащие заявленным конституционным правам человека, военное исковое заявление должно подлежать судебному процессу определения его обоснованности и согласования его конфликта с другими интересами. «Каковы допустимые пределы усмотрения военных, и были ли они превышены в конкретном случае — это судебные вопросы». Стерлинг против Константина, 287 U.S. 378, 401, 53 S.Ct. 190, 196, 77 L.Ed. 375.

57

Судебная проверка того, может ли правительство, ссылаясь на военную необходимость, правомерно лишить человека любого из его конституционных прав, заключается в том, связано ли лишение разумно с общественной опасностью, которая является настолько «немедленной, неизбежной и надвигающейся», как не допускать задержки и не допускать вмешательства обычных конституционных процессов для уменьшения опасности.Соединенные Штаты против Рассела, 13 Wall. 623, 627, 628, 20 L.Ed. 474; Митчелл против Хармони, 13 How. 115, 134, 135, 14 L.Ed. 75; Raymond v. Thomas, 91 U.S. 712, 716, 23 L.Ed. 434. Приказ № 34 об исключении гражданских лиц, изгоняющий с установленной территории Тихоокеанского побережья «всех лиц японского происхождения, как иностранцев, так и иностранцев», явно не отвечает этому критерию. Будучи очевидной расовой дискриминацией, этот орден лишает всех, кто находится в его сфере, равной защиты закона, как это гарантируется Пятой поправкой.Кроме того, это лишает этих людей их конституционных прав жить и работать, где они хотят, создавать дом, где они хотят, и свободно передвигаться. Отлучая их от церкви без возможности проведения слушаний, этот приказ также лишает их всех их конституционных прав на надлежащую процессуальную процедуру. Тем не менее, нет очевидной разумной связи с «непосредственной, неминуемой и надвигающейся» общественной опасностью, чтобы поддержать это расовое ограничение, которое является одним из самых радикальных и полных случаев лишения конституционных прав в истории этой нации в отсутствие военного положения.

58

Следует признать, что военная и военно-морская обстановка весной 1942 г. была такова, что вызвала вполне реальный страх вторжения на тихоокеанское побережье, сопровождаемый опасениями саботажа и шпионажа в этом районе. Таким образом, военное командование было оправдано в принятии всех разумных средств, необходимых для борьбы с этими опасностями. При вынесении решения о военных действиях, предпринятых с учетом тогдашних очевидных опасностей, мы не должны устанавливать слишком высокие или слишком строгие стандарты; необходимо только, чтобы действие имело какое-то разумное отношение к устранению опасностей вторжения, саботажа и шпионажа.Но исключение, временное или постоянное, всех людей с японской кровью в жилах не имеет такого разумного отношения. И эта связь отсутствует, потому что приказ об исключении обязательно должен полагаться в своей разумности на предположение, что все лица японского происхождения могут иметь опасную тенденцию к саботажу и шпионажу и другим способам помощи нашему японскому врагу. Трудно поверить, что разум, логика или опыт могут быть использованы в поддержку такого предположения.

59

То, что это принудительное исключение было результатом в значительной степени этого ошибочного предположения о расовой вине, а не добросовестной военной необходимости, подтверждается Заключительным отчетом командующего генерала об эвакуации из района Тихоокеанского побережья. В нем он называет всех лиц японского происхождения «подрывными», принадлежащими к «вражеской расе», «расовые штаммы которой не разбавлены», и как составляющие «более 112 000 потенциальных врагов * * * сегодня на свободе» вдоль Тихоокеанского побережья. .Однако в поддержку этого безоговорочного осуждения всех лиц японского происхождения не приводится никаких надежных доказательств того, что такие люди в целом были нелояльны или вели себя в этой области так, чтобы представлять особую угрозу для оборонных сооружений или военной промышленности. или иным образом своим поведением предоставили разумное основание для исключения из группы.

60

Обоснование исключения ищется, в основном, на сомнительных расовых и социологических основаниях, которые обычно не входят в сферу экспертного военного суждения, и дополняется некоторыми полувоенными выводами, сделанными на основе необоснованного использования косвенных доказательств.Лица японского происхождения осуждаются, потому что они считаются «большой, неассимилированной, тесно связанной расовой группой, связанной с вражеской нацией прочными узами расы, культуры, обычаев и религии». Утверждается, что их придают «церемониям поклонения императору» и «двойному гражданству». Школы японского языка и якобы прояпонские организации приводятся как свидетельство возможной групповой нелояльности, а также приводятся факты, касающиеся некоторых лиц, получивших образование и длительное время проживающих в Японии.Подразумевается, что многие из этих людей намеренно проживали «рядом со стратегическими точками», что позволяло им «осуществлять грандиозную программу саботажа в массовом масштабе, если бы какое-либо значительное их число было склонно к этому». Утверждается также необходимость защитного заключения. В отчете без идентификации упоминаются «многочисленные инциденты насилия», а также другие, по общему признанию, непроверенные или совокупные инциденты. На основании этого, а также некоторых других событий, не связанных с американцами японского происхождения, можно сделать вывод, что «ситуация была чревата опасностью для самого японского населения» и что широкая общественность «была готова взять дело в свои руки. .Наконец, имеется указание, хотя прямо не обвиняется и не доказывается, что лица японского происхождения были ответственны за три небольших отдельных обстрела и бомбардировки в районе Тихоокеанского побережья, а также за неопознанные радиопередачи и ночную сигнализацию.

61

Таким образом, основные причины, на которые ссылаются лица, ответственные за принудительную эвакуацию, не доказывают разумной связи между групповыми характеристиками американцев японского происхождения и опасностями вторжения, саботажа и шпионажа.Напротив, причины, по-видимому, в значительной степени являются скоплением большей части дезинформации, полуправды и инсинуаций, которые в течение многих лет направлялись против американцев японского происхождения людьми с расовыми и экономическими предрассудками — теми же людьми, которые были одними из главных защитников эвакуация. Военное суждение, основанное на таких расовых и социологических соображениях, не имеет большого веса, как правило, при вынесении приговоров, основанных исключительно на военных соображениях. Это особенно верно, когда все обвинения, касающиеся расы, религии, культуры, географического положения, а также правового и экономического статуса, были существенно дискредитированы независимыми исследованиями, проведенными экспертами в этих вопросах.

62

Военная необходимость, которая необходима для действительности приказа об эвакуации, сводится, таким образом, к нескольким намёкам на то, что определенные лица активно помогали врагу, из чего делается вывод, что нельзя доверять всей группе американцев японского происхождения или оставаться лояльными. В Соединенные Штаты. Никто, конечно, не отрицает, что на Тихоокеанском побережье были некоторые нелояльные люди японского происхождения, которые делали все, что в их силах, чтобы помочь своей исконной земле. Подобной нелояльной деятельностью занимались многие люди из Германии, Италии и даже более первопроходцев в нашей стране.Но делать вывод о том, что примеры индивидуальной нелояльности доказывают групповую нелояльность и оправдывают дискриминационные действия против всей группы, значит отрицать, что согласно нашей правовой системе индивидуальная вина является единственным основанием для лишения прав. Более того, этот вывод, который лежит в основе приказов об эвакуации, использовался в поддержку отвратительного и презренного отношения к группам меньшинств со стороны диктаторской тирании, которую эта страна теперь обязана уничтожить. В данном случае дать конституционную санкцию на такой вывод, каким бы благими намерениями ни было военное командование на Тихоокеанском побережье, — значит принять один из самых жестоких доводов, используемых нашими врагами для уничтожения достоинства личности и поощрения и открыть дверь для дискриминационных действий против других групп меньшинств в страстях завтрашнего дня.

63

Не приводится достаточных оснований для отказа от лечения этих американцев японского происхождения на индивидуальной основе путем проведения расследований и слушаний для отделения лояльных от нелояльных, как это было сделано в случае с лицами немецкого и итальянского происхождения. См. Отчет Палаты представителей № 2124 (77-е собрание, 2-е заседание) 247-52. Утверждается лишь, что лояльность этой группы «была неизвестна, и время имело значение». И все же прошло почти четыре месяца после Перл-Харбора до того, как был издан первый приказ об исключении; прошло почти восемь месяцев до того, как был отдан последний приказ; и последний из этих «подрывных» лиц был фактически удален только по прошествии почти одиннадцати месяцев.Досуг и размышления, кажется, были важнее скорости. И тот факт, что условия не были такими, чтобы требовать объявления военного положения, усиливает уверенность в том, что факторы времени и военной необходимости не были так важны, как они представлялись.

64

Более того, не было достаточных доказательств того, что Федеральное бюро расследований и военные и военно-морские разведывательные службы не контролировали ситуацию со шпионажем и саботажем в течение этого длительного периода.Нет никакого отрицания и того факта, что ни одно лицо японского происхождения не было обвинено или осуждено за шпионаж или саботаж после Перл-Харбора, когда они еще были на свободе, что является некоторым свидетельством лояльности подавляющего большинства этих людей и эффективность установленных методов борьбы с этим злом. Кажется невероятным, что в этих обстоятельствах было бы невозможно провести слушания о лояльности для всего лишь 112 000 вовлеченных лиц — или, по крайней мере, для 70 000 американских граждан, — особенно когда большая часть этого числа представляла детей и пожилых мужчин и женщин.Любые неудобства, которые могли сопровождать попытку соблюдения процессуальных норм, не могут служить оправданием нарушения конституционных прав человека.

65

Поэтому я не согласен с этой легализацией расизма. Расовая дискриминация в любой форме и в любой степени не имеет никакого оправдания в нашем демократическом образе жизни. Это непривлекательно в любой обстановке, но вызывает крайнее отвращение среди свободных людей, которые приняли принципы, изложенные в Конституции Соединенных Штатов.Все жители этой нации в какой-то мере родственны чужой земле по крови или культуре. Тем не менее, они в первую очередь и обязательно являются частью новой и особой цивилизации Соединенных Штатов. Соответственно, к ним следует всегда относиться как к наследникам американского эксперимента и обладать всеми правами и свободами, гарантированными Конституцией.

66

Г-н судья Джексон, несогласный.

67

Коремацу родился на нашей земле от родителей, родившихся в Японии. Конституция делает его гражданином Соединенных Штатов по рождению и гражданином Калифорнии по месту жительства.Не утверждается, что он не лоялен этой стране. Нет никаких предположений, что помимо рассматриваемого здесь вопроса он не является законопослушным и доброжелательным. Коремацу, однако, признали виновным в деянии, которое обычно не считается преступлением. Оно заключается просто в нахождении в государстве, гражданином которого он является, недалеко от места, где он родился и где прожил всю свою жизнь.

68

Еще более необычным является ряд военных приказов, признавших это деяние преступлением. Они запрещают такому оставаться, а также запрещают ему уезжать.Они были настолько увлечены, что единственный способ избежать нарушения Коремацу — это сдаться военному авторитету. Это означало помещение под стражу, досмотр и вывоз за пределы территории с последующим заключением на неопределенный срок в лагеря для задержанных.

69

Присутствие гражданина в местности считалось преступлением только в том случае, если его родители были японцами. Если бы Коремацу был одним из четырех, а остальные были бы, скажем, немецким инопланетным врагом, итальянским инопланетным врагом и гражданином американских предков, осужденным за измену, но освобожденным условно-досрочно, — только присутствие Коремацу нарушило бы приказ.Разница между их невиновностью и его преступлением будет возникать не из-за того, что он сделал, сказал или подумал, отличного от них, а только в том, что он был рожден из другой расы.

70

Итак, если в основе нашей системы лежит какое-либо фундаментальное предположение, так это то, что вина является личной и не передается по наследству. Даже если все предки были осуждены за государственную измену, Конституция запрещает налагать на него свои наказания, поскольку она предусматривает, что « ни один исполнитель измены не должен совершать кровавое разложение или конфискацию, кроме как в течение жизни достигнутого человека.«Статья 3, § 3, п. 2. Но это попытка сделать невиновный поступок преступлением только потому, что этот заключенный является сыном родителей, в отношении которых у него не было выбора, и принадлежит к расе, из которой невозможно отказаться. Если Конгресс в законодательстве мирного времени примет такой уголовный закон, я полагаю, этот Суд откажется применять его.

71

Но «закон», в пренебрежении которым осужден этот заключенный, содержится не в акте Конгресса, а в военном приказе. Ни акт Конгресса, ни указ президента, ни то и другое вместе не могут служить основанием для этого убеждения.Это делается по приказу генерала ДеВитта. Говорят, что если у военного командира были разумные военные основания для обнародования приказов, они являются конституционными и становятся законом, и суд обязан их исполнять. Есть несколько причин, по которым я не могу присоединиться к этой доктрине.

72

Было бы непрактичным и опасным идеализмом ожидать или настаивать на том, что каждое конкретное военное командование в районе возможных операций будет соответствовать обычным критериям конституционности.Когда район настолько осажден, что должен вообще быть поставлен под военный контроль, первостепенное внимание уделяется тому, чтобы принимаемые меры были успешными, а не законными. Вооруженные силы должны защищать общество, а не только его конституцию. Сама суть военной задачи — собрать физическую силу, устранить все препятствия на пути ее эффективности, дать ей все стратегические преимущества. Меры обороны не будут и часто не должны проводиться в пределах, которые связывают гражданскую власть с миром. Ни один суд не может потребовать от такого командира при таких обстоятельствах действовать как разумный человек; он может быть неоправданно осторожным и требовательным.Возможно, ему следовало бы быть. Но командир, временно сосредоточивший жизнь сообщества на обороне, выполняет военную программу; он не издает закон в том смысле, в каком он известен судам. Он издает приказы, и они могут иметь определенные полномочия в качестве военного командования, хотя они могут быть очень плохими с точки зрения конституционного права.

73

Но если мы не можем ограничить военные уловки Конституцией, я также не стал бы искажать Конституцию, чтобы одобрить все, что военные сочтут целесообразным.Судя по всему, это сознательно или нет. На основании имеющихся у меня свидетельств я не могу сказать, что приказы генерала ДеВитта не были разумно целесообразными военными мерами предосторожности, равно как и не могу сказать, что они были. Но даже если бы они были допустимыми военными процедурами, я отрицаю, что они являются конституционными. Если, как постановил Суд, это действительно следует, тогда мы можем также сказать, что любой военный порядок будет конституционным, и покончили с этим.

74

Ограничение, в соответствии с которым суды всегда будут работать при рассмотрении необходимости военного порядка, иллюстрируется этим случаем.Откуда Суду известно, что эти приказы имеют разумное основание в необходимости? Никаких доказательств по этому поводу ни этим, ни каким-либо другим судом не было. Существует резкое противоречие относительно достоверности отчета ДеВитта. Таким образом, у Суда, не имеющего в своем распоряжении реальных доказательств, нет другого выбора, кроме как принять собственное, не под присягой, корыстное заявление генерала ДеВитта, не проверенное никаким перекрестным допросом, о том, что то, что он сделал, было разумным. И так будет всегда, когда суды попытаются выяснить разумность военного приказа.

75

По самой природе вещей военные решения не подлежат разумной судебной оценке. Они не претендуют на то, чтобы основываться на доказательствах, но основываются на информации, которая зачастую недопустима, и на предположениях, которые невозможно доказать. Информация в поддержку приказа не могла быть передана в суд без опасности, что она достигнет врага. Суды также не могут действовать в отношении конфиденциальных сообщений. Следовательно, у судов никогда не будет реальной альтернативы принятию простого заявления органа, издавшего приказ, о том, что это было разумно необходимым с военной точки зрения.

76

Много говорится об опасности для свободы от военной программы депортации и задержания этих граждан японского происхождения. Но судебное толкование положения о надлежащей правовой процедуре, которое поддержит этот приказ, является более тонким ударом по свободе, чем обнародование самого приказа. Военный приказ, каким бы неконституционным он ни был, не может длиться дольше, чем военное чрезвычайное положение. Даже в этот период новый командир может все отменить. Но как только судебное заключение рационализирует такой приказ, чтобы показать, что он соответствует Конституции, или, скорее, рационализирует Конституцию, чтобы показать, что Конституция санкционирует такой приказ, Суд навсегда подтвердил принцип расовой дискриминации в уголовном процессе и пересадка американских граждан.Тогда этот принцип лежит примерно как заряженное оружие, готовое в руку любой власти, которая может выдвинуть правдоподобное заявление о насущной необходимости. Каждое повторение все глубже внедряет этот принцип в наш закон и мышление и расширяет его для новых целей. Все, кто наблюдает за работой судов, знакомы с тем, что судья Кардозо назвал «тенденцией принципа расширяться до пределов своей логики». Военный командир может выйти за рамки конституции, и это инцидент.Но если мы рассмотрим и утвердим, этот преходящий инцидент станет доктриной Конституции. Там он обладает собственной производительной силой, и все, что он создает, будет по его собственному образу. Ничто лучше не иллюстрирует эту опасность, чем мнение Суда по этому делу.

77

В нем утверждается, что мы обязаны поддержать обвинительный приговор Коремацу, поскольку мы поддержали его в деле Kiyshi Hirabayashi v. United States, 320 U.S. 81, 63 S.Ct. 1375, 87 L.Ed. 1774 г., когда мы поддержали эти приказы, поскольку они применили требование о введении комендантского часа для гражданина японского происхождения.Я думаю, мы должны извлечь уроки из этого опыта.

78

В этом случае нас убедили учитывать только этот комендантский час, это все, что было связано с технической точки зрения, потому что это был единственный пункт, необходимый для подтверждения осуждения и приговора Хирабаяси. Мы уступили, и главный судья сохранил мнение настолько тщательно, насколько это позволяют формулировки. Он сказал: «Наше расследование здесь не выходит за рамки выяснения того, являются ли оспариваемые приказы и закон разумным основанием для действий, предпринятых при введении комендантского часа, в свете всех соответствующих обстоятельств, предшествовавших и связанных с их обнародованием.’320 U.S. на странице 101, 63 S.Ct. на странице 1386, 87 L.Ed. 1774. «Мы решаем только вопрос, как мы его определили — мы решаем только то, что приказ о комендантском часе в том виде, в каком он был применен, и в то время, когда он был введен, находился в пределах границ военной мощи». 320 США на странице 102, 63 S.Ct. на странице 1386, 87 L.Ed. 1774. И снова: «Нет необходимости рассматривать, будут ли такие выводы поддерживать приказы, отличные от приказа о комендантском часе, и в какой степени». 320 США на странице 105, 63 S.Ct. на странице 1387, 87 L.Ed. 1774. (Курсивом.) Однако, несмотря на наши ограничивающие слова, мы подтвердили дискриминацию по признаку происхождения для легкого и временного лишения свободы. Теперь принцип расовой дискриминации перенесен с поддержки мягких мер на очень жесткие, а с временных лишений на неопределенные. И прецедент, который, как говорится, требует от нас этого, — это Хирабаяши. Суд теперь говорит, что в Хирабаяси мы приняли решение именно то, о чем мы там заявили, что не решаем. Поскольку мы сказали, что этих граждан можно заставить оставаться в своих домах в темное время суток, говорится, что мы должны потребовать от них полностью покинуть дом; и если это, нам говорят, что они также могут быть взяты под стражу для депортации; и в этом случае они могут содержаться в лагерях для задержанных на неопределенный срок.Я не знаю, насколько далеко будет расширен принцип этого дела до того, как разыграются правдоподобные причины.

79

Я должен считать, что гражданский суд не может приводить в исполнение приказ, нарушающий конституционные ограничения, даже если это разумное осуществление военной власти. Суды могут осуществлять только судебную власть, могут применять только закон и должны соблюдать Конституцию, иначе они перестанут быть гражданскими судами и станут инструментами военной политики.

80

Конечно, существование военной мощи, основанной на силе, такой бродячей, такой централизованной, так неизбежно игнорирующей личность, является неотъемлемой угрозой свободе.Но я бы не стал заставлять людей полагаться на этот Суд для проверки, которая кажется мне полностью обманчивой. Военную обоснованность этих приказов может определить только военное начальство. Если люди когда-либо позволят управлять военной силой в безответственных и беспринципных руках, суды не обладают властью, равной их сдержанности. Основным сдерживающим фактором для тех, кто командует физическими силами страны, в будущем, как и в прошлом, должна быть их ответственность перед политическими суждениями своих современников и моральными суждениями истории.

81 год

Мои обязанности судьи, как я их вижу, не требуют от меня выносить военное решение относительно того, была ли программа эвакуации и содержания под стражей генерала ДеВитта разумной военной необходимостью. Я не считаю, что суды пытались помешать армии в выполнении ее задачи. Но я не думаю, что их могут попросить выполнить военный прием, которому нет места в законе по Конституции. Я бы отменил приговор и освободил заключенного.

тюрьма | Определение, история и факты

В 16 веке в Европе было создано несколько исправительных домов для реабилитации несовершеннолетних правонарушителей и бродяг; подчеркивали строгую дисциплину и каторгу.Со временем тюремное заключение стало приемлемым методом наказания осужденных преступников. Плохая санитария в этих учреждениях вызвала широкое распространение болезней среди заключенных, которые, как правило, содержались отдельно, без учета пола или правового статуса. Вспышки эпидемического тифа, известного как «тюремная лихорадка», иногда убивали не только заключенных, но и тюремщиков и (реже) судей и адвокатов, участвующих в судебных процессах. Современная тюрьма возникла в конце 18 века отчасти как реакция на условия местных тюрем того времени.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской. Подпишитесь сегодня

Появление колонии

Концепция тюрьмы как пенитенциарного учреждения (то есть как места наказания и личного исправления) пропагандировалась в этот период, среди прочих, английским юристом и философом Джереми Бентам. Ужасающие условия и официальная коррупция во многих местных тюрьмах в Англии и Уэльсе конца XVIII века были разоблачены английским тюремным реформатором Джоном Ховардом, чьи работы Государство тюрем в Англии и Уэльсе (1777) и Отчет о тюрьмах Основные Лазареты в Европе (1789) были основаны на длительных путешествиях.Общественное возмущение, которое Бентам и Ховард помогли вызвать, привело к национальной системе инспекций и строительству «тюрем для осужденных» для отбывающих более длительные сроки. Следовательно, в начале 19 века пенитенциарные учреждения были созданы в штатах США, Пенсильвании и Нью-Йорке.

Джон Ховард, картина маслом Мазер Браун; в Национальной портретной галерее, Лондон

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон

По мере расширения использования тюрьмы нового типа администрация начала экспериментировать с новыми методами реабилитации заключенных.Одиночное заключение преступников стало рассматриваться как идеальный вариант, поскольку считалось, что одиночество поможет преступнику к раскаянию и что раскаяние приведет к реабилитации. В Соединенных Штатах эта идея была впервые реализована в Восточной государственной тюрьме в Филадельфии в 1829 году. Каждый заключенный оставался в своей камере или прилегающем дворе, работал в одиночку на таких ремеслах, как ткачество, столярное дело или изготовление обуви, и не видел никого, кроме офицеров тюрьмы. заведение и случайный гость извне.Этот метод управления тюрьмами, известный как «отдельная система» или «система Пенсильвании», стал образцом для пенитенциарных учреждений, построенных в нескольких других штатах США и на большей части Европы.

Примерно в то же время возникла конкурирующая философия управления тюрьмами, известная как «система молчания» или «система Оберна». Хотя строгое соблюдалось постоянное молчание, отличительной чертой этой системы было то, что заключенным разрешалось работать вместе в дневное время (ночью они были заключены в отдельные камеры).Обе системы придерживались основной посылки, согласно которой контакты между осужденными должны быть запрещены, чтобы свести к минимуму плохое влияние, которое заключенные могут оказывать друг на друга. Острая конкуренция между сторонниками двух систем продолжалась примерно до 1850 года, когда большинство штатов США приняли молчаливую систему.

Концепция личной реформы становилась все более важной в пенологии, что привело к экспериментам с различными методами. Одним из примеров была система оценок, которая была разработана около 1840 г. капитаном.Александр Маконочи на острове Норфолк, английской исправительной колонии к востоку от Австралии. Вместо отбывания определенного срока наказания заключенные должны были зарабатывать баллы или «отметки» в размере, пропорциональном тяжести совершенных ими преступлений. Кредиты накапливались за хорошее поведение, упорный труд и учебу, и их можно было удерживать или вычитать за праздность или плохое поведение. Заключенные, набравшие необходимое количество кредитов, имели право на освобождение. Система оценок предвещала использование неопределенных приговоров, индивидуального обращения и условно-досрочного освобождения.В первую очередь он делал упор на обучение и работу, а не на одиночество, как на главные механизмы реформы.

Разрушенные офицерские кварталы бывшего исправительного поселения в Кингстоне на острове Норфолк

Фотографическая библиотека Австралии

Дальнейшие усовершенствования системы оценок были разработаны в середине 19 века сэром Уолтером Крофтоном, директором ирландских тюрем. В его программе, известной как ирландская система, заключенные проходили три стадии заключения, прежде чем они были возвращены к гражданской жизни.Первую часть наказания отбывали изолированно. После этого заключенных распределили по проектам групповой работы. Наконец, за шесть или более месяцев до освобождения заключенных переводили в «промежуточные тюрьмы», где за ними наблюдали невооруженные охранники и давали им достаточную свободу и ответственность, чтобы продемонстрировать свою пригодность к освобождению. Тем не менее, освобождение зависит от продолжения хорошего поведения правонарушителя, который в случае необходимости может быть возвращен в тюрьму.

Многие черты ирландской системы были приняты исправительными учреждениями, построенными в Соединенных Штатах в конце 19 века для лечения несовершеннолетних и первых преступников.Лидеры реформаторского движения выступали за классификацию и сегрегацию различных типов заключенных, индивидуальное обращение с упором на профессиональное образование и занятость в промышленности, неопределенные приговоры и вознаграждения за хорошее поведение, а также условно-досрочное освобождение или условное освобождение. Реформаторская философия постепенно пронизывала всю пенитенциарную систему США, а американские нововведения в сочетании с ирландской системой оказали большое влияние на европейскую тюремную практику, что привело к таким нововведениям, как система реабилитации несовершеннолетних правонарушителей Borstal в ХХ веке.

Цель заключения

Существует ряд приемлемых причин для использования тюремного заключения. Один из подходов направлен на сдерживание тех, кто в противном случае совершил бы преступления (общее сдерживание), и на снижение вероятности совершения преступлений теми, кто отбывает тюремный срок, после освобождения (индивидуальное сдерживание). Второй подход направлен на наказание или наказание тех, кто совершил серьезные преступления. Третий подход поощряет личную реформу тех, кто попадает в тюрьму.Наконец, в некоторых случаях необходимо защитить общественность от тех, кто совершает преступления, особенно от тех, кто это делает постоянно. В отдельных случаях могут применяться все или некоторые из этих оправданий. Растущее значение понятия реформы привело к тому, что некоторые пенитенциарные системы стали называть исправительными учреждениями.

Это описание тюремного заключения применимо в основном к странам Европы и Северной Америки. В Китае тюремное заключение исторически использовалось как средство реформирования умы преступников и заставляло заключенных работать в поддержку государства.Тюремное заключение в Советском Союзе также стало методом принуждения так называемых врагов государства к труду на его благо и, таким образом, к признанию своей ошибки. Развивающиеся страны столкнулись с другой проблемой, столкнувшись с тюремными системами, которые во многих случаях символизировали наследие колониального господства. Учитывая сложность замены структуры и организации существующей пенитенциарной системы, многие страны, следовательно, изо всех сил пытались внедрить эффективные формы наказания, которые также были достойными и гуманными.

Статут Суда | Международный Суд

Ссылки
Поиск по сайту
Поиск документов
Связаться с нами
Суд
История
Члены суда
Нынешние члены
Все участники
Президентство
Заявления Президента
Палаты и комитеты
Судьи ad hoc
Текущие судьи ad hoc
Все судьи ad hoc
Как работает суд
Финансовая помощь сторонам
Ежегодные отчеты
Реестр
Регистратор
Организационная структура реестра
Тексты, регулирующие реестр
Библиотека Суда
Занятость
Текущие вакансии
Программа стипендий для судей
Выпускников
Стажировки
Закупка
Кейсы
Список всех случаев
Незавершенные дела
Спорные дела
Спорные дела, организованные государством
Спорные дела, организованные по случайному производству
Консультативное разбирательство
Решения, консультативные заключения и приказы
Основные документы
Устав ООН
Статут Суда
Регламент суда
Практические инструкции
Другие тексты
Юрисдикция
Спорная юрисдикция
Государства, имеющие право предстать перед Судом
Государства, не являющиеся членами Организации Объединенных Наций — участники Статута
Государства, не являющиеся участниками Статута, для которых Суд может быть открыт
Основа юрисдикции Суда
Заявления о признании юрисдикции Суда обязательной
Договоры
Консультативная юрисдикция
Органы и агентства, уполномоченные запрашивать консультативные заключения
Пресс-зал
пресс-релизы
Список рассылки
Календарь
Медиа услуги
Аккредитация
Мультимедиа
Часто задаваемые вопросы
Практическая информация
Направления
Посещения
Посещение слушания / заседания
Презентации о работе Суда
Базовый инструментарий
Ссылки
Часто задаваемые вопросы

СТАТЬЯ.IV СУДЕБНАЯ СИСТЕМА

§ 1. Создание судов.

Раздел 1. Судебная власть этого государства принадлежит Верховному суду, Высшему суду, Канцелярскому суду, Семейному суду, Суду по общим делам, Регистрационному суду, Мировым судьям и другим подобным судам. поскольку Генеральная ассамблея с согласия двух третей всех членов, избранных в каждую палату, должна в соответствии с законом, установленным до вступления в силу измененной статьи IV настоящей Конституции, или время от времени в соответствии с законом устанавливает после этого время.

§ 2. Судьи Верховного суда и судьи других штатов; квалификации; резиденция; приоритет.

Статья 2. В Верховном суде должно быть пять судей, которые должны быть гражданами государства и обучаться закону. Одним из них должен быть Главный судья, который назначается таковым своим назначением и который, когда присутствует, председательствует на всех заседаниях Суда. В отсутствие Главного судьи председательствует присутствующий судья, имеющий старший стаж работы.Если иным образом невозможно определить старшинство судей, они определяют его по жребию и удостоверяют, соответственно, управляющему.

Помимо членов Верховного суда, должны быть другие судьи штата, которые должны быть гражданами государства и изучать право. В их состав входят: (1) канцлер и вице-канцлеры; (2) Президент-судья и судьи Высшего суда, трое из которых должны быть младшими судьями-резидентами, а один из них после назначения должен проживать в каждом округе штата; (3) Главный судья и судьи Семейного суда; (4) Главный судья и судьи Суда по общим делам, один из которых после назначения должен проживать в каждом графстве штата; и (5) главный магистрат мирового судьи.

Также должно быть такое количество дополнительных вице-канцлеров и судей, какое в дальнейшем может быть предусмотрено Актом Генеральной Ассамблеи. Каждый из таких вице-канцлеров и судей должен быть гражданами государства и учиться в законе.

Если иным образом невозможно определить стаж службы среди вице-канцлеров или среди упомянутых судей, они определяют его по жребию соответственно и удостоверяют соответственно губернатору.

Срок пребывания в должности и статус судей Верховного суда и судей штатов, которые должны быть назначены в соответствии с Конституцией или Актом Генеральной Ассамблеи до момента вступления в силу измененной статьи IV настоящей Конституции, никоим образом не должны подвержен влиянию.

§ 3. Назначение судей; срок полномочий; вакансии; политическое представительство; подтверждение о записи.

Раздел 3. Главный судья и судьи Верховного суда, канцлер и вице-канцлеры Канцлерского суда, председатель и судьи Высшего суда, главный судья и судьи Семейного суда, главный судья и Судьи Суда по общим делам и главный магистрат Суда мировых судей назначаются губернатором большинством голосов всех членов, избранных в Сенат, сроком на 12 лет каждый. , а назначенные таким образом лица приступают к исполнению обязанностей своих соответствующих должностей после принесения присяги, предусмотренной настоящей Конституцией.Губернатор должен представить свое назначение в течение периода от 30 до 90 дней после появления вакансии, независимо от причины. Если вакансия откроется по истечении срока или иным образом в то время, когда Сенат не будет заседать, Губернатор должен в течение периода от 30 дней до и до 90 дней после появления любой такой вакансии созвать Сенат для с целью подтверждения его или ее назначения для заполнения указанной вакансии и совершения других исполнительных дел, которые могут возникнуть до этого.Такая вакансия заполняется в указанном порядке на полный срок. Несмотря на вакансию, возникшую во время сессии Сената или вне его, действующий президент, срок полномочий которого истек, может оставаться в должности до тех пор, пока действующий президент или новый назначенец не будет утвержден и не принесет присягу на следующий срок, но ни в коем случае должностное лицо, срок полномочий которого истек, не может оставаться в должности более 90 дней после истечения срока. Во всех случаях срок полномочий нового или повторно назначенного главного судьи или судьи Верховного суда, канцлера или вице-канцлера канцелярского суда, председателя или судьи Верховного суда, главного судьи и судей Семейного суда, Главный судья и судьи Суда по общим делам или главный магистрат Суда мировых судей приступают к работе после открытия вакансии и в день принесения присяги, таким образом квалифицируя лицо для работы, но Назначение аннулируется, если такая присяга не принесена в течение 30 дней после подтверждения.

При назначении на должность государственного судебного органа всегда действуют все следующие ограничения:

Во-первых, трое из пяти одновременно исполняющих обязанности судей Верховного суда должны быть от одной крупной политической партии, а двое из указанных судей должны принадлежать к другой крупной политической партии.

Во-вторых, в любое время, когда общее количество судей Высшего суда будет четным, не более половины членов всех таких должностей должны принадлежать к одной и той же политической партии; и в любое время, когда количество таких офисов будет нечетным, тогда не более чем чистое большинство членов всех таких офисов будут принадлежать к одной и той же крупной политической партии, остальные члены таких офисов должны быть из других крупная политическая партия.

В-третьих, в любое время, когда общее количество кабинетов судей Верховного суда, судей Высшего суда, канцлера и всех вице-канцлеров должно быть четным числом, не более чем половиной от общего числа члены всех таких офисов должны принадлежать к одной крупной политической партии; и в любое время, когда общее количество таких офисов будет нечетным, не более чем абсолютное большинство членов всех таких офисов будут принадлежать к одной и той же крупной политической партии; остальные члены вышеперечисленных судов должны принадлежать к другой крупной политической партии.

В-четвертых, в любое время, когда общее количество судей Суда по семейным делам будет четным, не более половины судей должны быть из одной и той же политической партии; и в любое время, когда общее количество судей должно быть нечетным, то не более чем большинство из одного судьи должны быть от одной и той же политической партии.

В-пятых, в любое время, когда общее число судей Суда по общим искам будет четным, не более половины судей должны принадлежать к одной и той же политической партии; и в любое время, когда общее количество судей должно быть нечетным, то не более чем большинство из одного судьи должны быть от одной и той же политической партии.

В-шестых, перед отправкой имени любого лица в Сенат для подтверждения назначения губернатора на вакансию в любой судебной должности, как указано выше, губернатор должен не менее чем за десять (10) дней до отправки имени такого лица в Сенат для подтверждения, направьте открытое письмо Председателю Сената, информируя его или ее о том, что он или она намеревается представить Сенату для подтверждения в качестве назначения на такую ​​вакансию имя человека, которого он или она намеревается назначить.

§ 4. Вознаграждение судей; метод оплаты; получение других сборов или занятие другой должности.

Раздел 4. Судьи Верховного суда, канцлер и вице-канцлер или вице-канцлеры, судья-председатель и судьи Высшего суда, главный судья и судьи Семейного суда, главный судья и судьи Суд по общим делам и главный магистрат мирового судьи должны соответственно получать от государства вознаграждение за свои услуги, которое должно быть установлено законом и выплачиваться ежемесячно, и они не должны получать никаких гонораров или льгот в дополнение к своей заработной плате за ведение бизнеса. сделано ими, кроме случаев, предусмотренных законом.Они не должны занимать никаких других прибыльных должностей.

§ 5. Состав Высшего суда; председательствующий судья; кворум.

Раздел 5. Председатель-судья Высшего суда и его судьи составляют Высший суд, как это предусмотрено ниже. В каждом из указанных судов председательствует судья, если он присутствует, а в его или ее отсутствие председательствует старший судья.

Один судья составляет кворум указанных судов, соответственно, за исключением заседаний Верховного суда, рассматривающего дела о судебном преследовании в соответствии с разделом 8 статьи V настоящей Конституции, когда два судьи составляют кворум.Один судья может открывать и закрывать любой из указанных судов.

§ 6. Заседания Высшего суда.

Раздел 6. В соответствии с положениями Раздела 5 настоящей Статьи две или более сессии Высшего суда могут одновременно проводиться в одном и том же графстве или в разных графствах.

§ 7. Юрисдикция Superior Cou

SC исключает расследование, заявляет, что суд удовлетворен процессом принятия решения.

НЬЮ-ДЕЛИ: Верховный суд отказался назначить расследование сделки с Rafale, сославшись на неотъемлемые ограничения его полномочий по проведению расследования. судебный пересмотр «конфиденциальных» контрактов на защиту и отсутствие у него опыта в изучении цен или технической осуществимости.Правительство приветствовало этот шаг и осуждало его критики.

Судебная коллегия, возглавляемая главным судьей Индии Ранджаном Гогои, отклонила просьбы о расследовании обвинений в коррупции, в том числе бывших министров Яшванта Синха и Аруна Шури.

«Мы удовлетворены тем, что нет повода действительно сомневаться в процессе, и даже если произошли незначительные отклонения, которые не привели бы ни к отмене контракта, ни к требованию подробного рассмотрения судом», — заявили в суде.«Мы не видим оснований для вмешательства в чувствительный вопрос закупки 36 самолетов оборонного назначения…. Восприятие отдельных лиц не может быть основанием для расследования этого суда, проводимого этим судом, особенно в таких случаях ».

Заявители утверждали, что правительство заключило сделку 2001 года по покупке 126 самолетов по более низкой цене, а в 2015 году заключило новую сделку по покупке 36 самолетов по более высокой цене. Правительство оспорило это утверждение, заявив, что рост стоимости произошел из-за надстроек в отношении авионики и вооружения.

Заявители заявили о заговоре на самом высоком уровне с целью обмана казначейства и в пользу группы Анила Амбани, выбранной в качестве партнера для взаимозачетов французской авиационной компанией Dassault, которая производит Rafale. Президент Конгресса Рахул Ганди сделал сделку с Рафале своей главной атакой, связанной с коррупцией против премьер-министра Нарендры Моди и BJP, накануне недавних опросов собрания, в ходе которых Конгресс победил своего конкурента в трех штатах.

Синха, Шури и другие заявители заявили, что разочарованы тем, что суд занял «консервативную точку зрения на судебный пересмотр» дел о коррупции в сделках защиты с участием высокопоставленных чиновников.

Rafale Вердикт: «Нет повода сомневаться в процессе сделки», — говорит CJI

. Главный судья Индии, зачитывая решение по сделке Rafale, говорит: «Нет повода сомневаться в процессе сделки». Смотрите отрывки, как новые перерывы.

Заявители выражают «шок»
Заявители были шокированы тем, что решение основано на полностью ложной информации об отчете CAG (Контроллер и Генеральный аудитор): ни один отчет CAG по Rafale не был представлен или изучен », — заявили они в совместном заявлении.Они также были «шокированы тем, что суд признал RIL Мукеша Амбани« материнской компанией »Reliance Defense Анила Амбани». Они сказали, что в ближайшее время ожидаются новые раскрытия информации.

Другие члены коллегии, судьи Санджай Кишан Каул и К.М. Джозеф, вынесли совпадающее решение. Суд отклонил все возражения по трем аспектам сделки — принятию решения, ценам и индийскому партнеру по зачету.

Он также отклонил довод о том, что межправительственное соглашение (МПС) было применено вне очереди.Суд заявил, что ему сообщили о проведении совместных учений и о финансовой выгоде нации. Суд заявил, что контракты на оборонные закупки должны подлежать другой степени тщательной проверки.

По его словам, эти процессы широко отслеживаются. «Необходимость в самолете не вызывает сомнений», — сказано в сообщении. «Качество самолета не вызывает сомнений».

Длительные переговоры о закупке 126 самолетов не дали результата. Кроме того, суд отметил, что он не может выносить приговор по поводу целесообразности решения о покупке 36 самолетов вместо 126.«Мы не можем заставить правительство заняться закупкой 126 самолетов», — говорится в сообщении. «Наша страна не может позволить себе быть неподготовленной / недостаточно подготовленной в ситуации, когда наши противники… приобрели самолеты не только четвертого, но и пятого поколения, которых у нас нет. Было бы неправильно работать в качестве апелляционного органа для тщательного изучения каждого аспекта процесса приобретения ».
ОПИСАНИЕ ЦЕН
Суд заявил, что он «внимательно изучил детали цен и сравнение цен на базовые самолеты вместе с дополнительными расходами, как в соответствии с первоначальным запросом предложений (запрос предложений), так и в соответствии с соглашением о взаимопонимании.Мы также ознакомились с пояснительной запиской по стоимости в разбивке по позициям ».

Правительство, как отметил суд, заявило, что покупка 36 самолетов Rafale имела коммерческое преимущество, не считая лучшего обслуживания и комплекта вооружения. «Конечно, в обязанности этого суда не входит сравнение деталей ценообразования в таких вопросах, как настоящее», — говорится в сообщении.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о