Потерял права: Восстановить водительские права: как и сколько стоит в 2021 году?

Новый работник говорит, что потерял трудовую книжку. Надо ли оформлять новую?

С 2021 года при приеме на работу сотрудников, у которых отсутствует трудовой стаж, бумажная трудовая книжка не заводится. А как быть в ситуации, если новичок утверждает, что ранее работал, но трудовую книжку потерял? Как в этой ситуации поступить работодателю, чтобы не нарушить законодательство и права работника?

Кому с 2021 года бумажные трудовые книжки не оформляются

Введение электронных трудовых книжек (далее также ЭТК) для большого количества работников практически прошло незамеченным. Если у работника уже оформлена бумажная трудовая книжка, у него имеется право выбора: продолжить ее применять или отказаться от бумажного документа и перейти на электронный формат. И надо отметить, что подавляющее большинство работников решило сохранить бумажные трудовые книжки.

Вместе с тем, если работник в 2021 году только начинает свою трудовую деятельность, то есть до этого он не работал, бумажную трудовую книжку работодатель ему не оформляет (п. 8 ст. 2 Федерального закона от 16.12.2019 N 439-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части формирования сведений о трудовой деятельности в электронном виде»). В отношении таких работников сведения о трудовой деятельности ведутся исключительно в электронном виде.

Работодатель информирует Пенсионный фонд РФ по форме СЗВ-ТД о кадровых процедурах, производимых в отношении таких работников (прием, перевод, увольнение и т. д.).

Также работодатель не вправе оформить бумажную трудовую книжку работнику, который ранее отказался от этого документа и написал заявление о переходе на ЭТК. При этом, не имеет значения отказался работник от бумажной трудовой книжки на действующем месте работы или на прежнем месте. Иными словами, если у прежнего работодателя такой работник перешел на ЭТК, впоследствии при новом трудоустройстве он не может рассчитывать на то, что ему будет оформлена бумажная трудовая книжка.

Как действовать работодателю, если новый работник заявляет об утере трудовой книжки

В том случае, если к вам поступает на работу новый сотрудник, который заявляет о том, что он ранее работал, но потерял бумажную трудовую книжку и просит оформить новую, его просьбу следует удовлетворить и завести новую трудовую книжку на бумаге.

В качестве обоснования данных действий учитывайте следующие обстоятельства:

  1. Законом № 439-ФЗ предусмотрено, что бумажная трудовая книжка не оформляется только тем работникам, которые только начинают трудовую деятельность и ранее не трудились.

  2. В силу ч. 5 ст. 65 Трудового кодекса РФ в случае отсутствия у новичка бумажной трудовой книжки по причине ее утраты или повреждения, работник может обратиться с заявлением к новому работодателю с просьбой оформить новый документ, а работодатель обязан оформить бумажную трудовую книжку.

Аналогичного мнения придерживаются также Минтруд России и Роструд (письма Минтруда России от 01.09.2021 № 14-6/В-1049, Роструда от 20.10.2021 № ПГ/30991-6-1).

Для получения бумажной трудовой книжки сотрудник должен представить работодателю заявление в письменной форме, в котором указать причины отсутствия документа.

И здесь встает вопрос: как новому работодателю удостовериться, что работник ранее уже трудился и действительно потерял трудовую книжку, а не перешел на ЭТК по прежнему месту работы.

Надежный вариант – попросить работника представить форму СТД-Р (с прежнего места работы) или СТД-ПФР (ее можно оформить через портал Госуслуг). При этом форма СТД-ПФР является предпочтительной, поскольку в ней будут отражены все периоды работы, информация о которых имеется в Пенсионном фонде. Тем более, что для получения данной формы сотруднику достаточно оформить запрос через портал Госуслуг, и сделать это несложно. Для того, чтобы исключить возможность внесения исправлений в форму, попросите работника при получении на портале Госуслуг формы СТД-ПФД, сразу направить ее на электронный адрес работодателя. Такая функция имеется при предоставлении услуги. В этом случае вы получите форму СТД-ПФР непосредственно с портала Госуслуг, что исключит возможность представления недостоверных сведений. Отметим, что Роструд также подтверждает право работодателя запросить у нового работника сведения о трудовой деятельности по форме СТД-Р или СТД-ПФР (письмо Роструда от 20.10.2021 № ПГ/30991-6-1).

Также получите с работника письменное заявление, в котором он укажет, что ранее у него уже имелся трудовой стаж и причины, по которым отсутствует трудовая книжка (например, утрата или порча). После этого можно оформить новому сотруднику бумажную трудовую книжку.

Следует отметить, что постановлением Правительства РФ от 24 июля 2021 г. № 1250 утвержден новый бланк трудовой книжки. Между тем, трудовые книжки нового образца будут применяться только с 1 января 2021 года (п. 3 Постановления № 1250). Поэтому при оформлении трудовой книжки используйте имеющиеся у вас бланки.


Отправить

Запинить

Твитнуть

Поделиться

Я потерял справку МСЭ!Что делать?

КАК ВОССТАНОВИТЬ УТРАЧЕННУЮ СПРАВКУ МСЭ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ИНВАЛИДНОСТИ?

Лицу, признанному инвалидом, по результатам проведения медико-социальной экспертизы (МСЭ) федеральными государственными учреждениями МСЭ (далее — бюро МСЭ) выдается справка, подтверждающая факт установления инвалидности. В случае утраты данной справки вы можете получить ее дубликат (п. 119 Административного регламента, утв. Приказом Минтруда России от 29.01.2014 N 59н; п. 9 Порядка, утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 24.11.2010 N 1031н).

Шаг 1. Подготовьте заявление о выдаче дубликата справки МСЭ и подайте его в бюро МСЭ

Для получения дубликата справки МСЭ вам (вашему законному представителю) необходимо подать составленное в произвольной форме заявление в бюро МСЭ по месту жительства (месту пребывания, фактического проживания, месту нахождения пенсионного дела в случае выезда на постоянное жительство за пределы РФ). В заявлении должны быть указаны, в частности, обстоятельства утраты справки и место ее выдачи (абз. 1, 2 п. 9 Порядка).

Шаг 2. Получите дубликат справки МСЭ

Дубликат справки выдается на основании акта освидетельствования, в соответствии с которым была выдана утраченная справка. При этом без дополнительного освидетельствования вас в бюро МСЭ оформляется новый акт освидетельствования, в котором делается запись о выдаче дубликата справки взамен утерянной, и оформляется протокол.

В случае утери также акта освидетельствования, в соответствии с которым была выдана утраченная справка, ее дубликат выдается на основании копии выписки, подлинник которой хранится в ПФР (копия выписки выдается по запросу бюро МСЭ) (абз. 3, 5 п. 9 Порядка).

Примечание. Срок оформления дубликата справки уточните в бюро МСЭ, в которое вы подали заявление.

Дубликат справки выдается на бланке справки установленного образца, действующего на период его выдачи. В правом верхнем углу бланка справки, на котором оформляется дубликат, делается запись «Дубликат», ниже строки «Дата выдачи справки» делается запись «Дубликат выдан» и указывается дата выдачи дубликата. Заключение о характере и условиях труда, а также других формах социальной защиты, вписанное в утраченную справку, в дубликате вносится в строку «Дополнительные заключения» (абз. 6 — 8 п. 9 Порядка).

Если утраченная (испорченная) справка (выписка) была выдана в период с 01.01.2004 по 31.12.2009, в дубликате справки ниже строки «Причина инвалидности» прописью делается запись о ранее установленной степени ограничения способности к трудовой деятельности (абз. 9 п. 9 Порядка).

Увидел три моря и потерял права. Как самарец на мотоцикле до Мурманска доехал

Сергей Вахрушев рассказал нам, с чем столкнулся по дороге и как выживал без бумажника.

Пандемия внесла свои коррективы в жизнь каждого. Путешественники и туристы сменили далекие страны на родной юг, а другие выбрали для себя более экстремальные поездки в северную глушь к горным рекам. Pr-специалист команды YellowRockets Сергей Вахрушев решил, что доедет до Карелии и посетит Кольский полуостров на своём мотоцикле. Он побывал в разных деревнях и городах, в том числе в Териберке, где проходили съёмки фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева.

— Давно у тебя мотоцикл?

— Этот уже второй сезон. До этого долгое время у меня был «Урал», а теперь старенький BMW 2000-го года выпуска. Хороший турэндуро с подвеской, которая позволяет ехать по грунту, надёжный, с большим баком, грузоподъёмный. Для долгих путешествий он подходит. Конечно, есть современные модели интереснее и круче, но по надёжности он точно не уступает.

— Как ты готовил его к поездке?

— Кроме стандартного ТО я поменял колодки, диск сцепления, поставил армированные тормозные шланги. Ничего особенного. Понимаешь, то, что я проехал – это ерунда. Для нормальных путешественников это достаточно попсовый маршрут. Он получился прикольным, потому что я доехал до Кандалакши (город Мурманской области – Прим.ред.), ушел на недельный сплав по горной реке, а потом отправился дальше. Я на неделю опоздал на большой мотослёт в Териберке. Это классная деревушка. Там сейчас полно туристов.

Как туда добраться?

— Можно прилететь в Мурманск. А оттуда около 120 км до Териберки. Придётся, конечно, добираться по грунтовке, но там даже обычные легковушки едут нормально. В деревне очень красиво. Зимой туда едут за северным сиянием. Кроме того, я заметил, что много указателей дублируется на китайском языке. Один владелец хостела рассказал, что китайцы едут сюда зимой табунами. Они суеверные. Есть у них такая примета, что ребёнок, зачатый под полярным сиянием, будет императором или суперменом, в общем — особенным.

— Сколько всего ты проехал на мотоцикле?

— У меня получилось тысяч семь километров, не самый уникальный пробег. Но на Кольском полуострове действительно красиво. Это совершенно безумные пейзажи, берег Северного ледовитого океана, Баренцево море. Это как край вселенной, дальше ничего нет.

— Что ты чувствовал — очень депрессивная атмосфера?

— Я бы не сказал. Мне почему-то показалось, что в Териберке даже больше улыбаются, чем в Мурманске. Вот там реально люди какие-то хмурые. Но ничего, нормально все живут. Общался с местными.

— Путешествовать на машине – одно, там хотя бы есть крыша. А как путешествовать на мотоцикле в дождь, снег, ветер?

— Человек – такая скотина, ко всему привыкает. Конечно, на мотоцикле тяжелее, чем на машине. Там хотя бы можно поесть, попить. Под конец путешествия жопа уже становится квадратная. В целом ничего, нормально. Просто на мотоцикле выше скорость, другие ощущения, больше свободы.

— Как обстоят вообще дела с перемещениями между городами из-за коронавируса?

— Мурманск был закрыт из-за пандемии. Если у нас всё открылось, работали бары, то там – нет. На ответвлении трассы в сторону Хибин находится блокпост, проезд закрыт, карантин. То есть в Кировск и Апатиты — только по пропускам. Местных жителей старались не выпускать. Но они накатали дорожку вокруг этого блокпоста. В этих районах всё было серьезно. В Мурманске, например, планировали открывать бары и кафе только 19 августа.

— Понравилось на Севере?

— Маршрут интересный. Можно отравиться в путешествие с семьей. Получилось увидеть три моря: Белое, Баринцево и Балтийское.

— Есть ли у тебя личные лайфхаки, чтобы не уставать во время поездки?

— Сложно сказать. Наверное, в этом плане я всё делаю неправильно. В любом случае устаешь. По-другому не получается. У каждого свои предпочтения. Кому-то нравится ехать ночью. Мне нравится ранний старт в четыре или пять утра. Можно ехать по трассе без фур и с комфортной скоростью. Периодически можно останавливаться, ходить и разминаться. На мотоцикле затекают руки и ноги. У меня нет круиз-контроля, это единственное, что меня напрягает.

У байкеров есть международный норматив, который называется «железная жопа». Его в своё время придумали американцы. Он составляет тысячу миль за 24 часа – более 1600 км. Есть и более крутые нормативы. Я за ними не гонюсь.

— Будем честны, на дорогах не любят мотоциклистов. За эту поездку ты наверняка встречал недовольных водителей?

— Дураков везде полно. Психи попадались, но чего-то совсем жесткого не было. Дальнобойщики – классные ребята. Мотоциклистов они чаще всего пропускают. Подозреваю, что они делают так не по доброте душевной, просто не хотят, чтобы что-то под колесами мельтешило. Для них мы «хрустики». Действуют по принципу: «Дай дураку дорогу». Да и я сам этим принципом постоянно руководствуюсь.

— Как тебе местные жители и погода?

— Может мне показалось, но в Мурманске прохожие могут смотреть на тебя в упор, а как только заметишь, сразу отводят взгляд. Вообще город суровый, жесткий. Там в августе уже дубак, все ходят в куртках. При +8 градусах на мотоцикле воздух чувствовался как ледяной и пронизывающий, а на мне было три куртки и трое штанов. Ехал там по дороге, похоже, не застегнул карман и у меня вылетел на трассе бумажник со всеми картами и правами. От Мурманска до Самары я ехал без карт. Помог NFC в телефоне. Когда приехал в Териберку, подумал, что без налички никак. Но в магазине, который был похож на деревянную будку, была бесконтактная оплата. В хостеле я тоже перевел деньги за проживание. Когда покупал у рыбака гребешков, тоже перевел ему на карту банка.

В пути любые вопросы можно решить благодаря мотоциклетному сообществу. Люди всегда останавливаются, чтобы помочь, общаются в чатах, всегда можно спросить, где переночевать и найти парковку. Кроме того, мотоклубы в своих городах делают байк-посты, что-то похожее на собственный хостел. Там можешь остановиться, по большому счету это бесплатно, оставляешь деньги в кассу клуба, сколько можешь. К сожалению, я опоздал на фестиваль «Мотобухта». Организаторы проводят не совсем стандартный мотофест, они решили показать людям Мурманскую область. Получаются такие мотопробеги по интересным местам Кольского полуострова, Варзуга, Териберка, полуостров Рыбачий. Я путешествовал практически по их стопам. В будущем, конечно много планов, хочется съездить в Монголию, на Байкал, в Среднюю Азию.

Автор фото: Сергей Вахрушев

Валерик (Я к вам пишу случайно; право…) — Лермонтов. Полный текст стихотворения — Валерик (Я к вам пишу случайно; право…)

Я к вам пишу случайно; право,
Не знаю как и для чего.
Я потерял уж это право.
И что скажу вам? — ничего!
Что помню вас? — но, боже правый,
Вы это знаете давно;
И вам, конечно, всё равно.
И знать вам также нету нужды,
Где я? Что я? В какой глуши?
Душою мы друг другу чужды,
Да вряд ли есть родство души.
Страницы прошлого читая,
Их по порядку разбирая
Теперь остынувшим умом,
Разуверяюсь я во всем.
Смешно же сердцем лицемерить
Перед собою столько лет;
Добро б еще морочить свет!
Да и притом что пользы верить
Тому, чего уж больше нет?..
Безумно ждать любви заочной?
В наш век все чувства лишь на срок;
Но я вас помню — да и точно,
Я вас никак забыть не мог!
Во-первых, потому, что много
И долго, долго вас любил,
Потом страданьем и тревогой
За дни блаженства заплатил;
Потом в раскаянье бесплодном
Влачил я цепь тяжелых лет;
И размышлением холодным
Убил последний жизни цвет.
С людьми сближаясь осторожно,
Забыл я шум младых проказ,
Любовь, поэзию, — но вас
Забыть мне было невозможно.
И к мысли этой я привык,
Мой крест несу я без роптанья:
То иль другое наказанье?
Не всё ль одно. Я жизнь постиг;
Судьбе, как турок иль татарин,
За всё я ровно благодарен;
У бога счастья не прошу
И молча зло переношу.
Быть может, небеса востока
Меня с ученьем их пророка
Невольно сблизили. Притом
И жизнь всечасно кочевая,
Труды, заботы ночь и днем,
Всё, размышлению мешая,
Приводит в первобытный вид
Больную душу: сердце спит,
Простора нет воображенью…
И нет работы голове…
Зато лежишь в густой траве
И дремлешь под широкой тенью
Чинар иль виноградных лоз;
Кругом белеются палатки;
Казачьи тощие лошадки
Стоят рядком, повеся нос;
У медных пушек спит прислуга,
Едва дымятся фитили;
Попарно цепь стоит вдали;
Штыки горят под солнцем юга.
Вот разговор о старине
В палатке ближней слышен мне;
Как при Ермолове ходили
В Чечню, в Аварию, к горам;
Как там дрались, как мы их били,
Как доставалося и нам;
И вижу я неподалеку
У речки, следуя пророку,
Мирной татарин свой намаз
Творит, не подымая глаз;
А вот кружком сидят другие.
Люблю я цвет их желтых лиц,
Подобный цвету ноговиц,
Их шапки, рукава худые,
Их темный и лукавый взор
И их гортанный разговор.
Чу — дальний выстрел! Прожужжала
Шальная пуля… Славный звук…
Вот крик — и снова всё вокруг
Затихло… Но жара уж спа́ла,
Ведут коней на водопой,
Зашевелилася пехота;
Вот проскакал один, другой!
Шум, говор. Где вторая рота?
Что, вьючить? — что же капитан?
Повозки выдвигайте живо!
Савельич! Ой ли? — Дай огниво! –
Гудит музыка полковая;
Между колоннами въезжая,
Звенят орудья. Генерал
Вперед со свитой поскакал…
Рассыпались в широком поле,
Как пчелы, с гиком казаки;
Уж показалися значки
Там на опушке — два, и боле.
А вот в чалме один мюрид
В черкеске красной ездит важно,
Конь светло-серый весь кипит,
Он машет, кличет — где отважный?
Кто выдет с ним на смертный бой!..
Сейчас, смотрите: в шапке черной
Казак пустился гребенской;
Винтовку выхватил проворно,
Уж близко… Выстрел… Легкий дым…
Эй вы, станичники, за ним…
Что? Ранен!.. — Ничего, безделка…
И завязалась перестрелка…
Но в этих сшибках удалых
Забавы много, толку мало;
Прохладным вечером, бывало,
Мы любовалися на них
Без кровожадного волненья,
Как на трагический балет;
Зато видал я представленья,
Каких у вас на сцене нет…
Раз — это было под Гихами,
Мы проходили темный лес;
Огнем дыша, пылал над нами
Лазурно-яркий свод небес.
Нам был обещан бой жестокий.
Из гор Ичкерии далекой
Уже в Чечню на братний зов
Толпы стекались удальцов.
Над допотопными лесами
Мелькали маяки кругом;
И дым их то вился столпом,
То расстилался облаками;
И оживилися леса;
Скликались дико голоса
Под их зелеными шатрами.
Едва лишь выбрался обоз
В поляну, дело началось;
Чу! В арьергард орудья просят;
Вот ружья из кустов выносят,
Вот тащат за ноги людей
И кличут громко лекарей;
А вот и слева, из опушки,
Вдруг с гиком кинулись на пушки;
И градом пуль с вершин дерев
Отряд осыпан. Впереди же
Всё тихо — там между кустов
Бежал поток. Подходим ближе.
Пустили несколько гранат;
Еще подвинулись; молчат;
Но вот над бревнами завала
Ружье как будто заблистало;
Потом мелькнуло шапки две;
И вновь всё спряталось в траве.
То было грозное молчанье,
Не долго длилося оно,
Но в этом странном ожиданье
Забилось сердце не одно.
Вдруг залп… Глядим: лежат рядами,
Что нужды? Здешние полки
Народ испытанный… В штыки,
Дружнее! Раздалось за нами.
Кровь загорелася в груди!
Все офицеры впереди…
Верхом помчался на завалы,
Кто не успел спрыгнуть с коня…
Ура — и смолкло. — Вон кинжалы,
В приклады! — и пошла резня.
И два часа в струях потока
Бой длился. Резались жестоко,
Как звери, молча, с грудью грудь,
Ручей телами запрудили.
Хотел воды я зачерпнуть…
(И зной и битва утомили
Меня), но мутная волна
Была тепла, была красна.
На берегу, под тенью дуба,
Пройдя завалов первый ряд,
Стоял кружок. Один солдат
Был на коленах; мрачно, грубо
Казалось выраженье лиц,
Но слезы капали с ресниц,
Покрытых пылью… На шинели,
Спиною к дереву, лежал
Их капитан. Он умирал;
В груди его едва чернели
Две ранки; кровь его чуть-чуть
Сочилась. Но высоко грудь
И трудно подымалась, взоры
Бродили страшно, он шептал…
«Спасите, братцы. — Тащат в горы.
Постойте — ранен генерал…
Не слышат…» Долго он стонал,
Но всё слабей и понемногу
Затих и душу отдал богу;
На ружья опершись, кругом
Стояли усачи седые…
И тихо плакали…. Потом
Его остатки боевые
Накрыли бережно плащом
И понесли. Тоской томимый,
Им вслед смотрел я недвижимый.
Меж тем товарищей, друзей
Со вздохом возле называли;
Но не нашел в душе моей
Я сожаленья, ни печали.
Уже затихло всё; тела
Стащили в кучу; кровь текла
Струею дымной по каменьям,
Ее тяжелым испареньем
Был полон воздух. Генерал
Сидел в тени на барабане
И донесенья принимал.
Окрестный лес, как бы в тумане,
Синел в дыму пороховом.
А там вдали грядой нестройной,
Но вечно гордой и спокойной,
Тянулись горы — и Казбек
Сверкал главой остроконечной.
И с грустью тайной и сердечной
Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет!.. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?
Галуб прервал мое мечтанье,
Ударив по плечу; он был
Кунак мой: я его спросил,
Как месту этому названье?
Он отвечал мне: «Валерик, [1]Так будет речка смерти: верно,
Дано старинными людьми».
— А сколько их дралось примерно
Сегодня? — Тысяч до семи.
— А много горцы потеряли?
— Как знать? — зачем вы не считали!
«Да! Будет, — кто-то тут сказал, –
Им в память этот день кровавый!»
Чеченец посмотрел лукаво
И головою покачал.
Но я боюся вам наскучить,
В забавах света вам смешны
Тревоги дикие войны;
Свой ум вы не привыкли мучить
Тяжелой думой о конце;
На вашем молодом лице
Следов заботы и печали
Не отыскать, и вы едва ли
Вблизи когда-нибудь видали,
Как умирают. Дай вам бог
И не видать: иных тревог
Довольно есть. В самозабвенье
Не лучше ль кончить жизни путь?
И беспробудным сном заснуть
С мечтой о близком пробужденье?
Теперь прощайте: если вас
Мой безыскусственный рассказ
Развеселит, займет хоть малость,
Я буду счастлив. А не так? –
Простите мне его как шалость
И тихо молвите: чудак!..[2]1840 г.[1]Валерик, или Валарик, — приток Сунжи, впадающей в Терек. Название происходит от чеченского «валлариг» — мертвый. Отсюда у Лермонтова Валерик — речка смерти.[2]«Я к вам пишу случайно; право». Впервые опубликовано (с пропусками) в 1843 г. в альманахе «Утренняя заря» (с. 66–78).
В черновом автографе заглавие отсутствует; оно имеется в копии из архива Ю.Ф. Самарина и в первопечатном издании.В стихотворении описан бой на речке Валерик (11 июля 1840 г.), в котором Лермонтов принимал участие.После стиха «Нам был обещан бой жестокий» в черновом автографе первоначально следовал другой текст:
Чечня восстала вся кругом;
У нас двух тысяч под ружьем
Не набралось бы. Слава [богу],
Выходит из кустов обоз,
В цепи стрельба; но началось
И в арьергарде понемногу;
Вот жарче, жарче… Крик! Глядим,
Уж тащат одного, — за ним
Других… и много… ружья носят
И кличут громко лекарей!
Уж им не в мочь — подмоги просят:
«Сюда орудие — скорей
Картечи»… тихо развернулся
Меж тем в поляне весь отряд.
Кругом зеленый лес замкнулся;
Дымится весь. Свистят, жужжат
Над нами пули. — Перед нами
Овраг, река, — по берегам
Валежник, бревна здесь и там –
Но ни души — кусты ветвями
Сплелись — мы ближе подошли,
Орудий восемь навели
На дерева, в овраг без цели.
Гранаты глухо загудели
И лопнули… Ответа нет,
Мы ближе… Что за притча, право!
Вот от ружья как будто свет,
Вот кто-то выбежал направо…
Мелькнул и скрылся враг лукавый.
Мы снова тронулись вперед,
Послали выстрел им прощальный –
И ружей вдруг из семисот
Осыпал нас огонь батальный
И затрещало… по бокам,
И впереди, и здесь, и там
Валятся целыми рядами…
Как птиц нас бьют со всех сторон…
Второй и третий батальон
[В штыки, дружнее, молодцами];
После стиха «Была тепла, была красна» вычеркнуто:
Тогда на самом месте сечи
У батареи я прилег
Без сил и чувств; я изнемог,
Но слышал, как просил картечи
Артиллерист. Он приберег
Один заряд на всякий случай.
Уж раза три чеченцы тучей
Кидали шашки наголо;
Прикрытье всё почти легло.
Я слушал очень равнодушно;
Хотелось спать и было душно.Послание обращено, по всей вероятности, к В.А. Бахметевой (Лопухиной). Поэт рассказывает в нем о боевых действиях отряда генерал-лейтенанта Галафеева в Чечне. Сражение при Валерике стоило больших жертв той и другой стороне. Лермонтову было поручено наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и держать связь с командиром, что было связано с величайшей опасностью, так как чеченцы скрывались в лесу. С первыми рядами храбрецов поэт ворвался в неприятельские завалы. Как вспоминает К.Х. Мамацев, Лермонтов, «заметив опасное положение артиллерии, подоспел… со своими охотниками. Но едва начался штурм, как он уже бросил орудия и верхом на белом коне, ринувшись вперед, исчез за завалами» (Воспоминания, с. 258–259). За проявленное «отличное мужество» Лермонтов был представлен к ордену. Но высочайшим повелением опальному поэту было отказано в награде.В «Журнале военных действий» отряда Галафеева подробно описано валерикское сражение. Рассказ Лермонтова в стихотворном послании до деталей совпадает с этими журнальными записями.Реалистическая простота и точность повествования, ведущегося от лица участника событий, бытовые зарисовки, разговорный язык — все это очень сильно отличало стихотворение Лермонтова от традиционных образцов высокой батальной лирики. Первым опытом поэта в этом направлении было «Бородино». Та же подчеркнутая «сниженность» темы — в стихотворениях «Завещание» и «Родина».

1840 г.

Бэнкси лишился прав на две работы из-за желания оставаться анонимным — РБК

Из-за отказа раскрыть свою личность британский художник Бэнкси лишился права на две свои работы «Крыса с радаром» и «Девочка с зонтиком». Суд также постановил, что художник подал «недобросовестные» заявки на товарные знаки.

Фото: hexagongallery.com

Британский уличный художник Бэнкси лишился прав на две свои работы из-за отказа раскрыть личность, сообщило издание The Telegraph со ссылкой на два решения Ведомства интеллектуальной собственности Европейского союза (EUIPO).

В этот раз мера затронула два граффити художника: «Крыса с радаром» и «Девочка с зонтиком». По данным издания, за десять месяцев Бэнкси потерял права интеллектуальной собственности на шесть своих работ. До этого он также лишился прав на работы «В обнимку с бомбой», «Влюбленная крыса», «Смейся сейчас» и «Метатель цветов»

В EUIPO полагают, что Бэнкси действует «недобросовестно», регистрируя свои работы в качестве товарных знаков. При этом из-за анонимности художник не может быть определен как бесспорный владелец представленных работ. Данный факт противоречит закону об авторском праве в стране.

Картину Бэнкси продали за $10 млн менее чем за десять минут

Также специальная комиссия согласилась с тем, что Бэнкси подал «недобросовестные» заявки на эти два товарных знака, и обозначила штраф его представителям в размере £1850.

Уничтожение американской свободы Джеймсом Бовардом

Джоэль читает свой книжный шкаф #30

Самые последние события в этой книге происходили при первой администрации Клинтона, то есть самое позднее в 1995 году, что означает, что этой книге скоро исполнится 40 лет. Однако интересно, что многие из тех же самых аргументов все еще могут быть сделаны. Есть, конечно, области, с которыми я не согласен, но не только с либертарианской точки зрения, но скорее с антирасистской точки зрения (например, справедливое жилье и социальное обеспечение).Кроме того, с появлением Интернета и смартфонов, дет

Джоэль читает свой книжный шкаф #30

Самые последние события в этой книге происходили при первой администрации Клинтона, то есть самое позднее в 1995 году, что означает, что этой книге приближается 40-летний юбилей. Старый. Однако интересно, что многие из тех же самых аргументов все еще могут быть сделаны. Есть, конечно, области, с которыми я не согласен, но не только с либертарианской точки зрения, но скорее с антирасистской точки зрения (например, справедливое жилье и социальное обеспечение).Кроме того, с появлением Интернета и смартфонов взорвалась детская порнография, и ФБР признало, что не может справиться с этой проблемой. Какой бы ни была ваша позиция в отношении взрослых секс-работников, торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации является проблемой как на международном, так и на национальном уровне, и с ней также невозможно справиться. Порнография может быть правом Первой поправки, но дети и люди всегда будут иметь большее значение; на мой взгляд, их ценность выше, чем мое конституционное право смотреть порно в интернете.

Один из случаев, о котором они говорили, касался студента Университета штата Пенсильвания, которого преследовали за то, что он хранил три видеокассеты (опять же, конец 80-х здесь) команды девочек-подростков по плаванию в трико и трико, купальниках и — подождите — нижнем белье.Судья убедил его, потому что он постановил, что «голые бедра представляют собой общественное место и неприличны». Это было отменено по апелляции, потому что «все непристойные области были« полностью прикрыты », и было« нелепо »предполагать, что голое бедро теперь должно считаться лобковой зоной». Все время, пока я читал это, я думал: «ЗАЧЕМ МУЖЧИНЕ СТУДЕНТУ КОЛЛЕДЖА ТРИ (!!!!) ВИДЕОКАССЕТЫ ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ, НЕКОТОРЫЕ ОДЕТЫ ТОЛЬКО В НИЖНЕМ БЕЛЬЕ».

БЕЛЬЕ БЕЛЬЕ, ЛЮДИ.

Потерянные права: Уничтожение американской свободы.

Страница/ссылка:

URL-адрес страницы: HTML-ссылка: Права женщин

Отзывы

Права женщин ясно показывает, что феминизм свернул не в ту сторону, особенно после Загадка женственности . Он также прекрасно освещает путь назад к более великодушному феминизму — основанному на истинной антропологии женственности, а не на убогой и приниженной антропологии, которую ошибочно приняли сегодняшние феминистки.» — Praxis Circle

«В этой книге Бачиочи представил убедительный контраргумент преобладающему нарративу, изображая понятие женского равенства и счастья, которое охватывает способность женщины к деторождению, поощряет сексуальную добродетель и крепкие браки как противоядие от неравенство и несправедливость, которые аборт никогда не сможет решить». — Публичный дискурс

. строит интеллектуальный мост через поколения феминистской мысли от Мэри Уоллстонкрафт до Мэри Энн Глендон; предлагает бодрящую критику различных течений в современной феминистской теории; и тем самым вносит важный вклад в вдумчивые размышления о современной американской культуре и обществе». — First Things

«Бачиочи добавляет важный новый голос в разговор, критикуя поворот нации к почитанию рыночной прибыли и свободе быть оставленным в покое превыше всего.Феминистки могут не соглашаться со всей ее критикой современного феминизма, но им было бы полезно принять ее убедительный аргумент о том, что концептуализация цели движения как гендерного равенства на рабочем месте слишком узка», — Максин Эйхнер, автор книги The Free- Market Family

«Эрика Бачиочи — одна из самых блестящих и оригинальных ученых-правоведов-феминисток, пишущих сегодня. Не испугавшись сегодняшних сиюминутных ортодоксий, Бачиочи сочетает в себе глубокое понимание традиции с захватывающим пониманием современных проблем.Никто из тех, кто пишет в этой области, не превосходит ее даров проницательности, ясности и научного бесстрашия», — Майкл Стоукс Полсен, автор книги «Конституция: введение»

. дело об истинно равных правах было проиграно, хотя эти права были получены. Хотя в книге «Права женщин» рассказывается история упадка, она в конечном счете полна надежды, потому что предлагает альтернативу — способ восстановить идеал достоинства, который придает смысл равенству, поняв, что конечной целью свободы является человеческое процветание и совершенство.— Юваль Левин, автор книги «Время строить»

«Права не могут процветать сами по себе. Они должны быть встроены в более плотный моральный контекст, в котором озвучиваются блага, которым они должны служить, социальные обязанности, которыми они руководствуются. , и добродетели, которые позволяют уважать их.В этой книге Эрика Бачиочи восстанавливает традицию мышления о правах женщин, которая полностью признает это и, с Мэри Уоллстонкрафт на одном конце и Мэри Энн Глендон на другом, предлагает важное, спасительное исправление , не только к либертарианскому феминизму в частности, но и к современным разговорам о правах в целом.— Найджел Биггар, автор книги Что не так с правами?

«Бакиочи легко перескакивает от юридического анализа к философским аргументам, социологическим наблюдениям и персонажам из классической литературы почти незаметно для читателя… в произведении, которое я бы назвал во многих местах почти мучительным Прекрасный.» —Элизабет Р. Шильц, соредактор журнала Feminism, Law, and Religion

« The Rights of Women » блестяще формулирует то, что сегодня должно быть в центре внимания и дискуссий феминисток.” — Хелен М. Альваре, автор книги Ставим интересы детей на первое место в семейном законодательстве и политике США

«Изучая философские труды Уоллстонкрафт о сексе, сексуальности и материнстве — как призму, через которую можно рассматривать историю феминизма в Соединенных Штатах, — Бачиочи утверждает, что между 19 и 21 веками слишком много американских женщин отказались от идеалов добродетели Уоллстонкрафта. и справедливости, заменив их обреченной на провал идеологией (и различными волнами) прогрессивного феминизма.» — Национальное обозрение

» Права женщин: восстановление утраченного видения … изображает женщин как все более обездоленных из-за принципов, которые стали заметными в концепции свободы 20-го века. [Бачиочи] утверждает, что вместо того, чтобы просто освобождать, промышленная и сексуальная революции нарушили давнишнюю динамику, позволяющую представителям пола добиваться подлинной свободы, то есть свободы следовать добродетели в семейных и социальных отношениях.» — FoxNews

«Отчасти история, отчасти юридическая теория и отчасти политическая философия, «Права женщин» вносит убедительный вклад в феминистский диалог, одновременно аплодируя достижениям и критикуя ошибки, допущенные женщинами в их стремлении к улучшению положения. . . . Бачиочи предлагает разумный анализ женской истории, который помогает ей освежить образ санкционированного феминизма.— Закон и свобода

«Наряду с материнским сопровождением Богоматери понимание прав женщин Уоллстонкрафт-Глендон — действительно облагораживающее и освобождающее моральное видение — переосмысливает феминизм, и книга Бачиочи блестяще объясняет, как это понимание развивалось». — Национальный католический реестр

«Бачиочи предлагает нам целостную историческую линзу, через которую мы можем сегодня принять программу добродетели Уоллстонкрафта, хотя мы уже видим, что она приносит плоды в семьях, которыми мы восхищаемся.«Без этого преднамеренного человеческого развития, правильно расставленного по приоритетам в жизни дома, — утверждает Бачиочи, — люди (и рынки) [будут] приносить мало пользы за его пределами». — The Interim

«Цель свободы — человеческое процветание, а не пренебрежение добродетелями, как ясно демонстрирует эта превосходная работа.» — Ежеквартальный католический медицинский журнал

«Работа Бачиочи — это призыв переосмыслить феминизм.Что, если бы мужчины и женщины стремились к равенству не как к саморазрушительной вседозволенности, а как к свободе ради человеческого совершенства? » — Национальный католический регистр

«В основе книги Эрики Бачиочи « Права женщин: восстановление утраченного видения » лежит утверждение о том, что человеческие существа определяются не автономией, а скорее отношениями зависимости и обязательства.» — Всемирный католический отчет

«Бачиочи предлагает своим читателям тщательное и научное исследование ведущих феминистских идей, которые развивались на протяжении последних 200 с лишним лет, через призму ранней писательницы-феминистки Мэри Уоллстонкрафт… Будем надеяться, что видение Бачиоки осуществимо, потому что это, безусловно, было бы началом более гуманного мира для обоих полов.» — Книжник университета

«В книге Бачиочи мы видим, как наследие Уоллстонкрафт просачивается через американское женское движение 19-го века, в котором напряженность между индивидуализмом и жизнью в общем гудит». — Бесстадный

«Эрика Бачиочи в своей книге Права женщин: восстановление утраченного видения, предлагает памятник Уоллстонкрафт, попытку восстановить моральное видение этой ранней феминистки для нашего времени.. . . Я искренне рекомендую книгу Бачиочи широкой аудитории и феминисткам всех мастей.» — Marginalia

Рецензия на книгу по американской истории: утерянные права

Утраченные права: злоключения украденной реликвии

Дэвида Ховарда; Хоутон Миффлин Харкорт

В 1865 году солдат Союза украл хорошо сохранившуюся копию Билля о правах, самого сильного обещания нашего правительства своим гражданам, после захвата здания штата Северная Каролина.Оригинальное исполнение учредительного документа, красиво выведенное на пергаменте черными железно-желчными чернилами, было торжественно доставлено в отдельные штаты в 1789 году. Три клерка подготовили 14 копий: одну для федерального правительства, и по одному от Северной Каролины и Род-Айленда, которые еще не ратифицировали Конституцию.

Что случилось с копией в Северной Каролине в течение следующих 138 лет, это тема Дэвида Ховарда. Это захватывающая история, мастерски рассказанная, которая исследует ртутные способы обращения людей с деньгами и властью, отправляя читателей в захватывающее историческое путешествие, кульминацией которого является укус ФБР.

У Ховарда не было бы лучшей истории для работы, если бы он писал художественную литературу, и повсюду он показывает, как с архивными сокровищами, от учредительных документов до более приземленных правительственных отчетов, обращались гораздо более небрежно, чем мы могли бы себе представить. Солдат Союза продал Билль о правах за 5 долларов Чарльзу Шотвеллу, торговцу зерном из Огайо. Шотвелл отказался вернуть «свой» Билль о правах, когда Северная Каролина узнала о его находке, и его семья заботилась о реликвии, пока не решила продать ее в 1990 году.К тому времени рынок исторических американских документов был на подъеме: первый экземпляр Декларации независимости, найденный за неприметной картиной, был продан за 2,42 миллиона долларов. Агент Шотвеллов связался со знаменитостями, такими как Майкл Джордан, Стив Форбс и даже с представителями Опры, в поисках покупателя. Но были ли Шотвеллы законными владельцами Билля о правах Северной Каролины?

В течение следующего десятилетия в состав персонажей драмы входили губернаторы, сомнительный торговец недвижимостью, генеральный директор музея, охотник за документами, а также необходимые юристы и эксперты по истории.Одной из центральных фигур является Уэйн Пратт, театральный торговец антиквариатом, который регулярно оценивал сокровища на Antiques Roadshow . После многих лет переговоров, которые иногда уступали законности, Пратт наконец купил Билль о правах, снизив запрашиваемую цену. Он надеялся продать его за 5 миллионов долларов. Но его запутанные планы вызвали федеральное расследование, и пергамент в конечном итоге снова оказался в архивах Северной Каролины.

Ховард сочетает в себе тонкое понимание своих персонажей с вниманием к деталям и голосом, который делает его прекрасной компанией.Он знает, как составить повествование, отрываясь от истории в стратегические моменты, чтобы создать предысторию и усилить напряжение. В последней главе представлены обширные заметки о его интервью и исходных материалах.

Но Утерянные права — это не только рассказ о прошлых интригах. В Джорджии, Пенсильвании, Мэриленде и Нью-Йорке отсутствуют копии Билля о правах. Нью-Йорк, возможно, сгорел в огне, а Джорджия может быть потеряна в государственных архивах. Однако два экземпляра в настоящее время хранятся в Нью-Йоркской публичной библиотеке и Библиотеке Конгресса.Кто на самом деле владеет ими?

 

Первоначально опубликовано в выпуске журнала American History за октябрь 2010 г. Чтобы подписаться, нажмите здесь.

Project MUSE — Утраченное обещание гражданских прав

июль/август 2007 г. Исторически говоря, 33 озера продолжают играть важную роль в этих вопросах. Действительно, M’Culloch и его наследие были в центре одного из самых интересных недавних решений Суда, Gonzales v. Raich (2005). Гонсалес участвовал в применении федерального Всеобъемлющего закона о злоупотреблении наркотиками и их предотвращении от 1970 года к использованию марихуаны различными людьми для лечения их хронических изнурительных заболеваний.Калифорния приняла Закон о сострадательном использовании, разрешающий «ограниченное использование марихуаны в медицинских целях». Двум женщинам прописали препарат после того, как обычные методы лечения не принесли облегчения. Как отметил суд в отношении одного из них, Анжелы Райх, ее «врач считает, что отказ от лечения каннабисом, безусловно, вызовет у Райха мучительную боль и вполне может оказаться смертельным». Гонсалес был интересным случаем. В нем была показана, возможно, мучительная ситуация двух критически больных женщин, единственной надеждой которых на жизнь, в которой у них была хоть какая-то надежда на эффективное функционирование, была назначенная врачом марихуана.Более того, государственная мера была именно тем суждением, которое Суд, обеспокоенный «достоинством суверенных государств», казалось, обязан уважать, поскольку он включал способность государства издавать законы для здоровья и благополучия своих граждан. Но Калифорния проиграла, сбивая с толку многих, но не тех, кто признает, что все еще живой МакКаллох диктует, как должны разрешаться такие дела. Как заявил судья Джон Пол Стивенс от имени большинства: «Наше прецедентное право твердо установило право Конгресса регулировать чисто местные виды деятельности, которые являются частью экономической «класса деятельности», оказывающей существенное влияние на торговлю между штатами.Рассматриваемое поведение, употребление марихуаны, может быть незаконным. Но это все же экономическая деятельность, которую Конгресс может регулировать, если пожелает. эти ответчики могут однажды быть услышаны в залах Конгресса». Конгрессу принимать законы в порядке осуществления его перечисленных полномочий, которые не входят в его полномочия для принятия изолированно.Даже судья Томас, чей узкий взгляд на торговую власть привел его к несогласию, начал свой анализ с апелляции к Мак-Каллоху, признав, что она обеспечивает применимый критерий. против двух женщин, чья единственная надежда на качественную жизнь заключалась в употреблении марихуаны. Но это не было решением в духе афоризма о том, что «тяжелые дела делают плохой закон». что Конгресс обладает как прямо выраженными, так и подразумеваемыми полномочиями и что, в рамках ограничений, наложенных Мак-Каллохом, Конгресс должен решить, является ли данная мера необходимой и правильной.затем одно из поистине великих решений Суда. Не только из-за принятых в нем правил, которые были важны тогда и остаются таковыми сегодня. Самое примечательное в Мак-Каллохе то, что в особенно неспокойный период нашей истории Суд был готов сохранить учреждение, которое многие считали «чудовищным», с полным осознанием того, что принципы, лежащие в основе его решения, лежат в основе его решения. развивающийся спор, рабство, которое в конечном итоге разорвет нацию. Юристы и профессора права понимают и ценят важность дела.Но по-настоящему освещает ее свет истории, контекстов, личностей и событий, в рамках которых она оспаривалась и разрешалась. Марк Р. Килленбек — почетный профессор Уайли Х. Дэвиса в Школе права Университета Арканзаса. Его последняя книга, МакКаллох против Мэриленда. «Обеспечение нации» было опубликовано в 2006 году издательством University Press of Kansas. 1 Книга называется «М’Каллох против Мэриленда: обеспечение безопасности нации» (2006 г.), том из серии University Press of Kansas, Landmark Law Cases and American Society.Ричард Э. Эллис опубликовал вторую научную работу «Агрессивный национализм: Маккалох против Мэриленда и Фонд федеральной власти в…

».

«Утраченное обещание прав инвалидов» Клэр Радж

 

Аннотация

Дети с ограниченными возможностями относятся к наиболее уязвимым учащимся государственных школ. Они чаще всего подвергаются издевательствам, преследованиям, ограничениям или изоляции. По этим и другим причинам у них самые низкие академические результаты.Для преодоления этих проблем необходимо в полной мере использовать законы, принятые для защиты неоспоримого права этих учащихся на равный доступ и среду, свободную от дискриминации. Тем не менее, суды обычно отказывают им в доступе к двум таким законам — Закону об американцах-инвалидах (ADA) и статье 504 Закона о реабилитации 1973 года (раздел 504).

Суды слишком часто упускают из виду позитивные обязательства, содержащиеся в этих двух законах о правах инвалидов, и вместо этого исходят из того, что единственным средством правовой защиты учащихся с ограниченными возможностями является Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA).К сожалению, IDEA не в состоянии исправить весь вред, который несут студенты. На самом деле IDEA по своим условиям распространяется только на часть учащихся с ограниченными возможностями. Тем не менее, суды заставляют всех студентов исчерпать административные процедуры IDEA, прежде чем прибегать к средствам правовой защиты в соответствии с двумя другими законами о правах инвалидов. Узко толкуя антидискриминационные принципы и игнорируя позитивные обязательства, содержащиеся в законах о правах инвалидов, суды необоснованно ограничивают защиту учащихся в соответствии с этими законами.

Эта статья решает эту проблему, объясняя и разъясняя нюанс, который вызывает путаницу в этой области: разницу между гарантией IDEA в отношении бесплатного надлежащего государственного образования и гарантией ADA и разделом 504 на равный доступ к государственному образованию. С учетом этого различия в этой статье разбиваются типы требований, которым чаще всего ошибочно препятствует положение об исчерпании прав IDEA, а затем создается структура, которая позволит судам анализировать и правильно применять положение об исчерпании прав.При этом он надеется вывести эти законы из тени IDEA и возобновить их обещание о равном доступе к образовательным возможностям.

Рекомендуемая ссылка

Клэр Радж, Утраченное обещание прав инвалидов , 119 Мичиган Л. Преподобный. 933 (2021).
Доступно по адресу: https://repository.law.umich.edu/mlr/vol119/iss5/3

ЗАГРУЗКИ

С 25 марта 2021 г.

МОНЕТЫ

 

В поисках утраченного десятилетия Дженнифер Адэр — Мягкая обложка

отзывов

«Книга Адаира, которая изначально ставит еду и политику в центр своего анализа, представляет собой интересное и хорошо написанное исследование исторического периода, который игнорировался аргентинской историографией.Оно найдет восторженных читателей среди историков Аргентины, кулинаров и исследователей демократических преобразований». Hispanic American Historical Review
Администрация в Аргентине направила популярные требования социальной справедливости, политического участия и экономических возможностей.В отличие от знакомых рассказов о переходе от военного к гражданскому правлению, В поисках утраченного десятилетия фокусирует наше внимание на упущенных из виду чертах альфонсинистской демократии, в частности его борьба за объединение дискурсов прав человека с более широкими обещаниями свободы от нужды и справедливого национального развития.” – Эдуардо Элена, адъюнкт-профессор истории, Университет Майами

«Тем из нас, кто жил в Аргентине во время президентства Альфонсина, трудно представить те годы как историю. Но на самом деле они есть, как четко и с большой критической проницательностью демонстрирует детальный анализ того периода, проведенный Дженнифер Адэр. Исследование также вызывает некую ностальгию, воспоминания об оптимизме тех лет, которые так далеки от нынешних настроений и неурядиц страны. Продолжающаяся борьба страны за восстановление демократии требует переоценки уроков того обнадеживающего периода, когда так много всего казалось возможным.– Джеймс Бреннан, профессор истории Калифорнийского университета, Риверсайд

«Адейр написал убедительный отчет о социальных основах, лежащих в основе демократического возвращения в Аргентине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.